Том Харди: от печального прошлого – к актерскому успеху

Теодор Седин
Август 27, 2015
27k
2
Герои
в избранное
brodude.ru_25.08.2015_DwInN32tLDpV0

В последнее время имя этого парня, с темным прошлым и чувственными губами, как у Мишель Пфайфер, прочно вошло в когорту главных голливудских бруталов. Таблоиды отчаянно пытаются приписать ему роль плохиша и бузотёра, хотя внешне он больше похож на печально-прозаичного Ченнинга Татума. Слишком уж у него спокойный внешний вид и грустные глаза для плохиша. Хотя Есенин в трезвом виде тоже мало напоминал «похабника и скандалиста». К актёрскому таланту Харди можно относиться по-разному. Некоторые так вообще не знают, кто это такой (некоторые много чего не знают). Некоторые знают только по «Безумному Максу» и не знают, что именно он играл Бэйна в фильме «Темный рыцарь: Возрождение легенды». Многие считают его прекрасным актёром, но благодаря режиссёрской слепоте он не всегда подходит своим героям. Чисто внешне и эмоционально. Но как бы то ни было, если BroDude пишет о нём в рубрике герои, значит он это заслужил. Итак, чем интересен Том Харди? Прежде всего своим легендарным печальным прошлым. Практически каждое интервью Тома начинается с рассказа о том, как в 24 года он едва не опустился на самое дно наркотической зависимости.

Мое тело дало мне знать, что мне крышка. Повезло еще, что я не заработал гепатит или СПИД.

То ли благодаря продюсерам и агентам, то ли сам догадался, что рассказы про чудесное спасение, как с помощью собственной силы воли он выбрался из всей этой грязи и начал нормальную жизнь, сыграют ему на руку. Он не скрывает своего прошлого, откровенно рассказывает в интервью даже о самых неприглядных фактах своей биографии. И это идет ему на пользу, добавляет ему славы и в какой-то степени востребованности. Харди не скрывает ничего, божась, что всё нехорошее осталось позади. Он не боится говорить о своем гомосексуальном опыте в прошлом.

Конечно, у меня были гомосексуальные отношения, я же актер, вашу мать. Я в жизни все попробовал. Сейчас, когда мне 30 лет и у меня есть сын, я понимаю, что мне это не нужно.

Мы очень рады, что ты одумался, Том. Хочется надеяться, что ты действительно всё понимаешь. А то кроме гомосексуализма, у вас, актёров, есть ещё одна яркая особенность – любите играть на публику. Впрочем, это личное дело самого Харди. Главное, чтобы играл хорошо. А слова раскаяния звучат очень даже искренне.

Я был тем самым позорным примером из городской статистики. Однажды мне сказали: «Том, ты встал на этот путь и уже вряд ли сможешь с него свернуть. Это конец. Тебе надо это четко понимать». Эти слова я запомнил на всю жизнь. Так начался новый период. Я начал ценить жизнь тогда, когда понял, что могу потерять гораздо больше, чем собственный облик. Мне чертовски повезло быть там, где я есть, если честно. Любая встреча со смертью оставляет на тебе неизгладимый отпечаток, если, конечно, ты в состоянии это осознать. К нему добавляется чувство вины, стыд и страх – только так ты получаешь возможность освободиться от всего этого. Тогда постепенно все хорошее возвращается в твою жизнь.

А всему виной творческая обстановка. Нет-нет, он вовсе не из бедных кварталов северного Лондона, а из весьма обеспеченной и, что немаловажно, творческой семьи. Но родители – художница Энн и писатель Эдуард – не могли знать, к чему приведет стремление воспитать единственного сына в творческой обстановке. Зато, воспитываясь в такой атмосфере, Том весьма рано проявил свои таланты. В списке его альма-матер значатся такие заведения, как Ричмондская театральная школа и Лондонский драматический центр. Открывать для себя актёрское ремесло он пошёл уже довольно искушённым парнем, с подросткового возраста сидящим на алкоголе и наркотиках. Пока начинающие артисты только познавали допинг, он вовсю от него зависел.

brodude.ru_25.08.2015_gNIRXiaM5Q7Pv

Ну да чёрт с ней, с этой наркозависимостью. Вот Кит Ричардс с Чарли Шином до сих пор живут, и ничего. А у Харди хватило ума пройти курс реабилитации. Но главной реабилитацией стало то, что он умел лучше всего, даже лучше, чем сидеть на наркоте, – его ремесло. Поняв, что другого шанса у него не будет, Харди начал работать до посинения. После нескольких ролей в военных драмах он получил роль в независимой ленте «Точки над i», где играл вместе с мексиканским актером Гаэлем Гарсиа Берналем. Вслед за этой ролью поступило предложение сняться в фильме «Симон: Английский легионер». В этом же году он сыграл первую заметную роль – Ремана Претора Шинзона, клона капитана «Энтерпрайза» Жан-Люка Пикара в фильме «Звездный путь: Возмездие». Но душа хотела чего-то большего. А что для этого нужно у них, в Голливуде? 1. Увеличить работоспособность. 2. Отточить своё мастерство. 3. Хочешь играть в блокбастерах – подкачайся. Харди начал фанатично готовился к каждой своей роли, стойко переживая бесконечные диеты, репетиции и сменяющие друг друга дубли.

Я хотел, чтобы мой отец гордился мной, и я ударился в актерство, потому что больше не умел ничего делать, и именно в актерстве я нашел ту дисциплину, которой мне хотелось придерживаться, которой мне нравится подчиняться каждый день.

Кстати, помимо кино, Том активно играет в театрах, что одобряют старые российские актёры. В театре, как известно, дублей нет, но у Харди получилось и без них заявить о себе как о большом театральном артисте. Его награждают театральной премией London Evening Standard Theatre Award, а на следующий год номинируют на Премию Лоуренса Оливье за самый многообещающий дебют за игру в спектакле In Arabia, We’d All Be Kings. Он также продолжает активно сниматься, появляется в фильме «Королева-девственница», играет в комедии Гая Ричи «Рок-н-рольщик». Но настоящая слава приходит к нему благодаря роли в фильме «Бронсон», где Харди сыграл заключенного Чарльза Бронсона, который большую часть жизни провел в одиночной камере и считался одним из самых опасных преступников.

brodude.ru_25.08.2015_onGq5PjVnby3w

Для лучшего вживания в роль Харди несколько раз посещал настоящего Бронсона в тюрьме, несмотря на то, что из соображений безопасности преступника не пускали даже в комнату для свиданий. Также для роли Тому пришлось набрать 19 килограммов мышечной массы. Наградой было признание критиков.

Никто в Америке не обращал на меня внимания до Бронсона. Этот фильм дал мне визитную карточку и пропуск в Америку, где я всегда хотел работать.

За «Бронсоном» последовали еще более яркие роли, которые принесли Харди любовь публики: «Грозовой перевал», «Начало», «Воин», «Темный рыцарь: Возрождение легенды», недавняя история про безумного Максима и пустая нелепая клюква про НКВД под названием «Номер 44». К каждому фильму Том готовился по-прежнему фанатично. Так, перед съемками в «Воине» Харди прошел специальную программу у тренера, согласно которой тренировки начинались в семь утра и заканчивались глубокой ночью. Он занимался боксом, хореографией и несколькими видами боевых искусств. И что в итоге? В итоге – шикарный торс, на который поклонницы готовы вешаться, как обезьяны на ветки.

brodude.ru_25.08.2015_NCTLXIUsIjD2F

Кстати, к своим мужественным образам Харди относится с лёгким презрением. Он вообще не понимает, что такое мужественность. Да и никто, в принципе, этого не знает. Какого-то одного критерия нет.

Меня всегда пугали мужчины до такой степени, что я не мог пойти в тренажерный зал и чувствовал себя слабым. Я не ощущаю себя очень мужественным. Так же я не чувствую себя достаточно сильным, выносливым и приспособленным к жизни – таким, каким, на мой взгляд, должен быть настоящий мужчина. Поэтому я искал эти качества, имитировал их, чтобы, возможно, понять или, может, привлечь их в свою жизнь.

Кстати, Харди – очень любящий отец. У него есть сын от кратковременных отношений с женщиной, чьё имя тебе ничего не скажет. В сыне Харди души не чает. Даже сделал на правой руке татуировку с надписью «Мой прекрасный сыночек». Как это мило! Он утверждает, что меньше всего хочет быть очередным «скайп-отцом», и как можно больше времени проводит с сыном. Если в детстве он старался доказать своему отцу, что, в общем-то, не безнадёжен, то теперь его мечта – доказать всё это своему чаду.

Может, я и не лучший в мире актер, но я всегда старался, старался изо всех сил. А теперь ешь свои дурацкие овощи.

К Тому Харди можно относиться как угодно, считать его мимику пластиковой и лишённой жизни. Можно даже считать его полной бездарностью. Он живёт в другой стране и даже не слышит этого, так что можно говорить что угодно. Правда, он и не считает себя гениальным актёром. И за трезвость мышления ему однозначный плюс. Но факт в том, что он есть, и миллионы его любят. И сейчас Харди – один из самых популярных актёров и, как видно, неплохой парень. Так что, уважаемый Том, интересных ролей, счастья, здоровья, чтобы начальник ценил, а народ на руках носил!