Культура,Отношения

Поэты, которые очаруют
твою девушку лучше, чем ты

  • 16526
  • 2
  • Теодор Седин

Как любит говорить старшее поколение: «Будь романтичным, и тогда тебе перепадет». А романтика у нас в первую очередь ассоциируется с нормальными стихами, которые, конечно же, никто не умеет сочинять. Бывает, напишешь пару строк, а их даже про себя читать стыдно, не то что рассказывать. Так можно же прочитать чужие произведения. Русские поэты блестяще объединяют трепетную красоту слова с любовной лирикой, но есть опасность, что творчеством Гумилева ты никого не удивишь. А что, если взять зарубежных поэтов? Не Шекспира с Петраркой, а кого-то не такого растиражированного.

Эдвард Каммингс «Я несу твое сердце в себе»

Пожалуй, самое известное произведение американского поэта в наших широтах. Драматург, поэт и художник, предпочитавший писать свои инициалы с маленькой буквы, написал его летом 1952 года. Вот уже 65 лет все восхищаются формой и слогом, и периодически на это стихотворение можно наткнуться в массовой культуре. Каммингс любил радикальные эксперименты с формой, пунктуацией, синтаксисом и правописанием, так что не стоит удивляться отсутствию рифмы.

Я несу твое сердце в себе
Твое сердце в моем
Никогда не расстанусь я с ним
И куда не пойду
Ты со мной, дорогая
Все дела и поступки мои
Разделю я с тобой, моя радость
Я судьбы не боюсь,
Ибо ты мне судьба и звезда.
Мне не нужен весь мир
Ты — мой мир, моя истина и красота.

Уильям Йейтс «Когда ты состаришься»

Классическая поэма легендарного ирландца со сложной фамилией Йейтс. Этим стихотворением можно объяснить девушке, что тебя интересует не красота. Ты очарован ее внутренним миром, в котором таится печаль. Но если сейчас она тебя продинамит, то на склоне лет она будет жалеть того пилигрима, который полюбил печальную красу ее души. Главное, чтобы девушка была мудрая и начитанная, а то подумает, что ты ее старой назвал.

Когда-нибудь старушкою седой
Откроешь книгу, сядешь у огня, —
Мои стихи! — и вспомнишь про меня,
И вспыхнет взгляд твой, нежный и живой.
Ты прелестью своей в сердцах мужских
Рождала бури, свет и темноту.
Но кто заметил странницы мечту
И скорбный лик, открывшийся на миг?
В камине жар, как догоревший мост.
Ты вспомнишь, как Любовь ушла в слезах
И горевала высоко в горах,
Лицом зарывшись в мириады звезд.

Дилан Томас «Да, если б это трение любви»

А теперь кое-что очень странное. Поэзия любви многогранна, она может быть возвышенной, может быть грязной, а может быть такой, как у Дилана Томаса, славного валлийского алкаша, которого обожало поколение битников. Сейчас его помнят в основном благодаря трагической кончине прямо за стойкой бара, а раньше его активно цитировали.


 
Так это тренье, что меня щекочет, —
Игрушка обезьяны между ляжек?
Младенчество людского рода? Или
Предвестье мокрой и любовной тьмы?
И пусть грудь матери или любимой
Прекрасна, пусть мы в этом утопили
Свои шесть футов трущегося праха —
Но легкость смеха не постигнем мы.
 

Роберт Фрост «Моя ноябрьская гостья»

Для Америки четырежды пулитцеровский лауреат Роберт Фрост — как для нас Андрей Вознесенский. Слог его изящен, мелодичен и не теряет своей совершенной красоты даже в хорошей русской интерпретации.

Девушки очень любят грустные стихотворения. А грустные стихотворения — это про осень, Шевчук не даст соврать. В осенней теме нередко вплетается едва заметная любовная лирика, и всё вместе это воздействует на девичье сердце как совместный просмотр мелодрамы.

Нет, не вчера мне удалось сполна
Любовь ноябрьских голых дней познать,
Поры, что наступает перед самым снегом
Но вряд ли стану говорить я с ней об этом;
Дни эти лучше просто воспевать.

Оскар Уайльд «Ее голос»

Оскар Уайльд был не только талантливым писателем, но и замечательным поэтом. Написанная им в 1881 году поэма «Ее голос» — яркое тому подтверждение. Автор как бы обсуждает свое собственное увлечение девушкой, на которой он собирается жениться. В результате появилась дивной красоты поэма. Все как положено — сначала грустно, но конец счастливый.

Нет, нам любви не потерять!
Грудь Мая утренний мороз
Сковал, но юный Май опять
Взорвется кровью алых роз.
Челн, жертва гроз,
Найдет приют в порту родном,
И мы найдем.
И нет причины для тоски:
Есть золото моих волос,
А у тебя — твои стихи.
Прощальный поцелуй — и врозь,
Так уж пришлось.
Не хватит места под Луной
Для нас с тобой.

Томас Элиот «Любовная Песнь Альфреда Дж. Пруфрока»

Томас Элиот — лучшее, что было в английской поэзии в прошлом столетии. А у нас, увы, знают только его легендарную фразу «Я жизнь свой по чайной ложечке размерил», толком не помня, откуда она. На самом деле это отрывок из огромной поэмы «Любовная Песнь Альфреда Дж. Пруфрока», сложного произведения о загнанном двуличном неврастенике, который устал от собственной просранной жизни. Он неспособен признаться в любви, повернуть время вспять и исправить ошибки, но даже в таком трагическом произведении есть красивые строки. Как мы помним, печаль отлично воздействует на дам.

Давай пойдем с тобою вместе — ты и я
Когда чернильный вечер, чавкая, сьедает
Размазано-прозрачные немые небеса,
А день безвольно умирает
Как пациент под ножем пьяного врача.
Пойдем сквозь опустевшие бульвары,
Послушаем, что вслед нам бормотали
Бессонные жильцы гостиниц одноночной грусти
У пыльных ресторанов — объеденные осколки устриц;
Но улицы влекут нас как надоевший спор
Что возвращается к одному вечному вопросу
Звучащему как приговор...
Прошу, не спрашивай «Что это?»
Пойдем, забудем все табу и снимем вето
Пойдем, нас ждут.

Кристина Россетти «Я полюбила первая»

Как ни странно, у английской поэтессы из XIX века был на удивление простой и красивый поэтический слог и понятное, не замученное эпитетами представление о любви.

Я полюбила первая. Но ввысь
Вдруг воспарила песнь твоей любви,
Притихли воркования мои.
Чей больше вклад? Поди-ка разберись.
Твои звенят сильнее соловьи,
Но у голубки верности учись.
Я угадала, как душой ты чист,
Ты разглядел во мне мечты свои.
Ни взвесить, ни измерить нам любви,
Ведь в ней твое с моим навек слиты:
Мое своим, свое моим зови.
В такой любви два одному равны
И оба одинаково сильны,
Неразделимые на “я” и “ты”.

Людвиг ван Бетховен «Бессмертной возлюбленной»

Казалось бы, причем тут Людвиг? Он вообще-то композитор и стихов не писал. Так мы стих и не предлагаем. Просто обрати внимание на его легендарное неотправленное любовное письмо под названием «Бессмертной возлюбленной». Возьми на примету несколько строк, когда в следующий раз будешь строчить «амурное послание».

Люби меня сегодня — завтра — о, какое страстное желание видеть тебя — тебя-тебя, моя жизнь (почерк стано­вится всё неразборчивее), душа моя — прощай — о, люби меня по-прежнему — не сомневайся никогда в верности любимого тобою Л.

Люби навеки тебя, меня, нас.