Почему некоторые мужчины сознательно отказываются от успешной жизни

Марат Бабаев
Июль 26, 2018
6.7k
1
Образ жизни
в избранное
Давай для начала определимся, что значит «успешная жизнь». Успех как позитивное окончание поставленной цели может варьироваться у разных людей в зависимости от самой цели. Если мы говорим об успешной жизни, то предполагаем какие-то глобальные цели, на исполнение которых человек тратит большую часть своего времени и усилий. Поскольку все мы воспитаны одной эпохой и на одинаковых ценностях, то у большинства людей и цели эти очень похожи, а значит, похоже и понимание успеха: профессиональная самореализация и, как следствие, благополучная личная жизнь, много денег, красивый дом, крутая тачка и все такое прочее. В свою очередь, именно некоторые из перечисленных атрибутов являются привычными индикаторами успеха. Отсюда возникает вопрос: если все так (одна эпоха, общая иерархия ценностей), то почему некоторые люди, в частности мужчины, отказываются от стремления к успеху и начинают вести маргинальный образ жизни?

Если опустить все прочие условности, то во все времена и в любой культуре цель жизни каждого человека заключается в обретении счастья. Значит, и успех стоит оценивать в зависимости от того, насколько каждый из нас доволен своей жизнью. Все атрибуты успеха, которые мы перечислили выше, являются условными и заставляют человека быть частью системы. Другими словами, большие блага требуют значительной ответственности и усилий. Наличие семьи означает определенную жертвенность ради других, карьерные достижения и хороший заработок предполагают, что большую часть жизни тебе придется много и упорно трудиться. Получается, что счастье заключается не в самой жизни, а в ее сухом остатке — в том, что является результатом постоянной работы над собой.

В связи с этим в конце ХХ века в мире стало набирать популярность такое понятие, как дауншифтинг. Это философское течение, оформленное в лозунг «жизнь для себя», стало неким социальным протестом против глобального консьюмеризма и навязываемых им ценностей. Дауншифтеры отвергают общепринятые критерии успеха и определяют главной целью своей жизни свободу от социальных установок общества потребления. Жить одним днем, получать удовольствие здесь и сейчас — вот примерный принцип жизни таких людей. Соответственно, долгосрочные цели — это не для них. Успех они измеряют плотностью локального удовольствия — тем, что умещается между полуденным сном на свежем воздухе и вечерним пивом с видом на закат.

Есть и другая категория лиц, выбивающихся из общего течения жизни и ее ценностей. Некоторые люди отказываются от привычных атрибутов не из протестного чувства или эгоизма, как дауншифтеры, а в силу своей социофобии или крайней увлеченности определенным предметом. Принимать общие правила игры они не хотят и не могут, при этом способны найти счастье и без этого. В данном случае хорошим примером является прославившийся (именно благодаря своей маргинальности) российский математик Григорий Перельман. Он получил самую престижную премию в области математики и высшее признание мирового научного сообщества. В его профессиональной области о больших достижениях и мечтать нельзя. Назвать Перельмана неудачником ни у одного нормального человека не повернется язык. Тем не менее сам он на момент получения известности жил относительно аскетичной жизнью, не имел собственной семьи и не разделял общего стремления к успеху, каким его представляет большинство людей.

Но далеко не все так однозначно, как может показаться. В большинстве случаев за социальным нонконформизмом и бунтарством стоят не реальные убеждения и ценности, а элементарное нежелание принимать суровую действительность. Настоящий успех заставляет человека брать на себя ответственность, прилагать огромные усилия для его достижения. И для многих проще признать отсутствие потребности в самом лучшем, чем предпринять попытки это лучшее получить.

Пирамида потребностей Маслоу указывает на то, что для достижения высших человеческих целей (таких как профессиональная или творческая самореализация, общее признание) требуется удовлетворение базовых потребностей (еда, сон, крыша над головой). То есть отказ от принципов, заключенных в верхушке пирамиды, означает, что человек готов жить лишь ради примитивных потребностей, что в итоге мало чем отличает его жизнь от существования животного.

Жизнь по принципу «Каждый день — праздник» может показаться привлекательной только на первых порах. Но когда отдых и развлечения становятся образом жизни, то они теряют свою прелесть, так же как и рабочая рутина. При этом у рабочего человека, по крайнем мере, остается возможность наслаждаться результатами своего труда. Дауншифтеры, конечно, тоже работают: им же надо как-то обеспечивать себя самым необходимым, включая еду. Но им несвойственны профессиональные амбиции, которые в широком смысле являются неотъемлемой частью успеха. То есть и работа в их жизни приобретает лишь форму чего-то легкого и необременительного. Но жизнь интересна в своем непостоянстве, которое обеспечивается как раз личным развитием. А значит, дауншифтер способен потерять интерес к жизни гораздо быстрее.

Большой успех — высокая цена