Почему мы боимся больших перемен и плывём по течению

Михаил Малахов
30 декабря, 2019
18.5k
0
Образ жизни
в избранное

У людей встречаются самые разнообразные фобии — от боязни замкнутого пространства до страха перед пуговицами. Но нет другой такой общечеловеческой и вездесущей фобии, как боязнь неизвестного. Из неё проистекает множество других страхов, например страх перед какими-то переменами в жизни.

Природа страха

Люди по природе своей боятся всего неизвестного. В детстве многие из нас боялись темноты, ведь в ней ничего не видно. Некоторые даже заснуть не могли без света. Ночной поход из своей комнаты до кухни превращался в страшное путешествие, почти как у Рипли по Настромо. Даже в собственном доме за каждым углом мог поджидать мерзкий ксеноморф, и был лишь один способ одолеть его — включить свет.

Кстати о самом Чужом. Он такой страшный, можно даже сказать идеальный монстр, потому что глаз не может сходу определить, на что это создание похоже. Есть антропоморфные черты, но они слабо выражены, и пропорции совсем не как у людей. Присутствуют черты насекомого, ещё какого-то хищника, вроде из кошачьих. Но всё это не точно, к тому же нападает он из темноты. Потому и страшно.

Повзрослев, люди перебарывают страх перед темнотой. У них уже появляется достаточно опыта и, главное, знание, что в темноте их не поджидает никакой монстр. Более того, в возрасте 15–16 лет темнота вообще становится если не домом, то главным укрытием. Впрочем, освободившее место не пустует — его почти сразу занимает страх перед будущим. Оно всегда остаётся неизвестным, и не существует такого переключателя, который пролил бы свет на будущее. Побороть этот страх можно тоже только через накопление достаточного количества позитивного опыта. Через обретение знания, что впереди, в будущем, тебя тоже не ждёт никакой монстр. Собственно, в этом и заключается проблема: состояние безысходности и неопределённости буквально обволакивает мир. Общая атмосфера как будто говорит: «Не суй свой нос в будущее — радуйся тому, что есть, и молись, чтобы хуже не стало».

Мир изменился, но не очень

Раньше было проще: родился в семье крестьян — пашешь поле, родился в семье военных — идёшь на службу, родился в семье знати — живёшь как душе угодно. Практически нулевая социальная мобильность — идеальная стабильность. Однако реальность оказалась настолько ужасной, что массы приняли весть о большой войне с воодушевлением, даже с облегчением. Для большинства людей хуже быть просто не могло. Во всяком случае, так казалось, и Первая мировая должна была изменить порядок вещей.

По задумке некоторых разжигателей, пролетариат — простые рабочие — должен был игнорировать войну. Не выходить на работу, не создавать оружие, не подвозить продовольствие на фронт. И уж конечно, не участвовать в ней в качестве солдат. Более того, простые рабочие, которых в любой стране абсолютное большинство, должны были сделать из мировой войны гражданскую, каждый в своей стране. Таким образом, наиболее многочисленный класс продемонстрировал бы свою волю. Война между странами невозможна, если рабочие её не поддерживают физически — на заводах, у своих станков.

Что из всего этого получилось, ты знаешь: десятки миллионов погибли, большинство из которых — те самые простые рабочие, оказавшиеся в окопах. Однако Первая мировая всё-таки оказала мощнейшее влияние на мир: по сути, только с её окончанием закончился и XIX век. Историки его так и называют — длинный XIX век, потому что он затянулся почти на 150 лет. Империи лишились большинства своих колоний, по всему миру прокатилась волна революций за права рабочих и человека в целом. Вскоре началась Вторая мировая. После неё количество монархий и тоталитарных режимов сократилось во всём мире.

Глядя на это, становится очевидно, что мир за это время сильно изменился. А с другой стороны, точно так же очевидно, что изменения недостаточные. Конечно, сегодня у простого человека намного больше прав и возможностей, чем ещё 100 лет назад. В мире появилось много богатых и свободных людей, однако большинство по-прежнему продолжает существовать. Речь идёт о подавляющем большинстве — наверное, о 70–80 % всего населения планеты. Люди любой национальности во всех уголках мира продолжают ощущать бесперспективность, какую-то тленность. Таков общий эмоциональный фон человечества.

Каким был мир 150 лет назад

Большая перемена — большая неизвестность

С эмоциональным фоном и основным посылом определились, заключается он в «цени, что имеешь, — как бы хуже не стало». Отдельный человек, живущий в таком мире, не видит для себя каких-то радужных перспектив в будущем. Большая перемена как будто пододвигает неизвестное будущее вплотную. Это пугает само по себе, а к тому же, оказавшись вплотную, человек всё так же не может ничего разглядеть. От этого неизвестность становится ещё больше, она буквально загораживает собой всё вокруг.

В такой момент человек начинает взвешивать все за и против. На одной чаше весов находятся все позитивные моменты и воспоминания о текущем положении вещей, а на другой — пугающая неизвестность. Выбор очевиден: лучше синица в руке, чем журавль в небе. Кто вообще придумал все эти поговорки и почему их так много? Какая-то маниакальная страсть убеждать людей в том, что рисковать не стоит, большего желать не нужно и следует плыть по течению. Ведь можно поймать золотую рыбку или щуку, можно найти лампу джина или вообще лежать на печи — и произойдёт чудо.

Такое вдалбливание с самого детства порождает ещё и другой страх (будто одного было мало): человек боится, что называется, ударить лицом в грязь. Боится, что если попробует изменить свою жизнь — действительно станет ещё хуже, а окружающие станут поучать всё теми же заученными с детства пословицами.

Чтобы преодолеть такие страхи, ты должен быть сильнее их. Твоя уверенность в себе должна быть больше, чем окружающая неуверенность. В первую очередь ты сам должен верить, что тот парень в зеркале обязательно справится. А потом, лет через десять, ты будешь вспоминать, как решился и как эпично затащил испытание жизнью.

На что ты способен и чего можешь добиться