Почему мужчина должен ходить в театр

Теодор Седин
Февраль 10, 2016
9.3k
2
в избранное

Нас очень огорчает тот факт, что некоторые представители сильной половины человечества игнорируют театр, оперу, балет, оперетту, считая эти развлечения скучными и недостаточно брутальными. Хотя на самом деле недостаточно брутально позволять себе такие высказывания. Это прежде всего искусство, а не непонятный текст оперных арий, выпирающий из трико мужской половой… бандаж и лица актёров, которые решили подзаработать ещё и на театральных подмостках. В театры нужно ходить, это великолепно! Сейчас мы объясним почему.

Сакральность момента


Самым массовым и популярным, а по мнению Владимира Ильича, ещё и важнейшим видом искусства для нас является кино. Ну как тут поспоришь, разве можно сравнить степень влияния кинематографа и театра на человеческие души? В театре бывал не каждый, зато каждый смотрел в своей жизни как минимум десяток кинолент. Всё оттого, что у синематографа (именно «Синематографа») есть одно огромное, исполинских размеров преимущество – удобство и доступность. Фильм можно скачать и смотреть лёжа на диване, а вот на балет или оперу нужно вставать, одеваться и идти ровно в тот день, в тот час, когда обозначено. Безусловно, можно посмотреть театральную постановку в записи, но кто будет этим заниматься? Разве что заядлые театралы.
«Так зачем идти в этот ваш театр?» – спросишь ты, коротая время за этой статьёй, в ожидании, когда скачается «Выживший».

Потому что театр – это праздник, ритуал, начиная с изучения афиши, чтения рецензий и заканчивая номерком из гардероба. Театр требует жертв, например, времени и грамотного подхода к внешнему виду. Самому будет приятно найти повод, чтобы нарядиться в пиджак.

Поход в кино стал сродни обычному вояжу в торговый центр. Чаще всего эти два безусловно важных места навещаются в один день. Пропахший поп-корном кинотеатр, разношерстная пёстрая толпа школьников, шум, гам, суматоха… А театр – это совсем другое. Его посетители, чувствуя магию и важность момента, на время превращаются из подзаборного быдла в воспитанных и интеллигентных людей. Наряжаются так, как наряжались только на свадьбу, и даже ведут себя более сдержанно. Его атмосфера, его естество, неповторимый запах кулис и помпезность подмостков и зрительного зала. Даже во вшивой филармонии богом забытого городка в зрительном зале висит купленная ещё при Сталине люстра.

Красивая богемная тусовка, попытки умных разговоров о режиссуре и актерском ремесле, бокал шампанского в буфете, разглядывание галереи портретов в фойе – всё это развлечения, приближающие обычного человека к миру прекрасного. Каждый в такие минуты может почувствовать себя настоящим ценителем искусства. Человек, сбежав от быта, работы и обязательств, примеряет на себя новую роль и чувствует себя по-другому, открывает новые грани своего характера, получает удовольствие от того, что элементарно расширяет кругозор.

К театру нужно относиться как к дегустации хорошего вина, то есть не просто опрокинуть стакан, а присмотреться к цвету, аромату, распробовать тончайшие нотки и только потом проглотить. И пока ты будешь смаковать этот дивный ритуал, ты почувствуешь, что смотришь на искусство и на жизнь иначе.

Когда-то театр был доступен немногим, лишь элите. И вопрос здесь был вовсе не в стоимости билета, а в том, что плохо одетую публику туда попросту не пускали.
Есть мнение, что театр и сейчас остался элитарным, хотя на самом деле он просто потерял зрителя и перестал играть ту роль, что была раньше. Во времена большой и могучей страны балет, оперу, оперетту и театральные постановки показывали по центральному телевидению, и каждый колхозник, выбиравшийся в командировку в большой город, считал своим долгом увидеть ту красоту, которую то и дело показывают по телевидению. Артистов классических жанров знали по именам, а мастерством танцоров восхищались не меньше, чем современными танцевальными шоу. Не зря ведь Визбор иронизировал: «А также в области балета мы впереди планеты всей!» Но даже в ту пору вокруг него витал насыщенный флёр элитарности. К театральному искусству относились с большим трепетом.

А может быть, люди просто перестали считать постановки зрелищными? Экшена не хватает? Видимо, прошли времена, когда из-за неправильной постановки могла разразиться война.

Живая игра

Однако главные эмоции выдают не антураж, а актёры. Напрашивается очередное сравнение с фильмом. Не подумай, что мы пытаемся убедить тебя в том, что театр, опера или балет лучше кино. Нет, это немного разное. Кино – искусство синтетическое. Здесь нет ничего обидного, это слово обозначает, что в нём соединены разные виды художественного творчества: театр, музыка и т. д. Но сравнивать их – всё равно что сравнивать живое выступление хороших музыкантов с их студийной записью. Совершенно другие эмоции. Хорошие музыканты на сцене более раскрепощены, и каждый раз подача одного и того же материала выглядит иначе. Скучная песня, записанная, чтобы забить альбом, благодаря шаманским пляскам вокалиста, взятому из астрального канала соло-гитариста и сорванному эмоциями голосу может показаться подлинным шедевром. Очень любит промышлять подобным старая-добрая банда из США Fleetwood Mac.

И в театре всё точно так же. У актёра нет права на ошибку, у балерины и певицы тоже. У них нет права на дубли, у них нет права забыть текст, недодать эмоцию. В кино есть несколько дублей, и после съёмки отдельного эпизода артист запирается в своём вагончике. Здесь 2 часа ты на виду, буквально обнажённый перед зрителем. Жгучая смесь таланта и нервов разрывает изнутри, словно бомба, и актёр выдаёт все эмоции, которые от него требуются. Живая игра – это тебе не статьи писать. Живая игра требует максимальной отдачи и профессионализма, а смотреть на профессионалов актёрского цеха – лучшая награда для уставшей от общественного хамства души. Поэтому в нашей стране, в Европе настоящие артисты, маститые актёры, актёры актёровичи, положившие жизнь, нервы и здоровье на овладение этим невероятно сложным и обессиливающим ремеслом, не бросают театр, имея возможность безбедно жить на гонорары от фильмов, потому что актёр должен развиваться, совершенствоваться, театр настоящий, сцена – это всегда вызов. А кино такую возможность даёт не всегда. Но уж точно не из-за нищенской зарплаты они тратят время на театр.

Живая игра есть живая игра. Не важно, пошёл ты на спектакль мэтра театральной сцены, решил ли послушать приму венской оперы или посмотреть на независимый театр, в котором молодые артисты играют собственноручно написанные спектакли. Важна та вгрызающаяся, как клещ под кожу, эмоция, которая объединяет артиста на сцене и зрителя. Ты переживаешь всё происходящее так же трепетно и волнительно, как много лет назад ты волновался, глядя на смерть очередного хозяина в «Комиссаре Рексе».

Буфет

Омерзительно, но этот факт выбросить из контекста нельзя. В театре есть буфет, и заветренный бутерброд, закинутый наспех в антракте, кажется на удивление вкусным, как поминальный борщ. Может быть, тебя хотя бы борщ привлечёт в храм искусства?

Романтика свиданий

Повести свою девушку в пиццерию, наесться от пуза, повести её в кино, а потом в своё покосившееся жилище – это неромантично. Это грустно, это гнусно, это банально. В твоём образе стоящего у входа молодого человека с одной розочкой романтики больше, чем если бы ты оперся на взятую в кредит «Приору» и громко свистнул своей «королеве». В театре всё красиво, романтично и прекрасно. Даже если на сцене показывают очередную омерзительную современную постановку старой классики. Билет на балет, по мнению Игоря Корнилюка, производит большее впечатление, чем поход абы куда.

По секрету скажем, что толпы молодых представительниц прекрасного пола не прочь посмотреть на живого Хабенского, узнать, почему так много шума вокруг «Аиды» и «Лебединого озера». В конце концов, просвещай. Любая нормальная девушка должна знать, что «Спартак» – это не только футбольный клуб, но и великий балет под великую музыку Хачатуряна. И что мелодия, которую она слышала в рекламе, написана великим Прокофьевым. Если вы оба этого не знаете, то не рожайте, не надо. И так есть кому.

Когда пронзительная ария Иуды из «Иисуса Христа-Суперзвезды» или вихрь невесомых движений под пробирающую до костей мелодию бьёт ей по голове, она начинает смотреть на тебя иначе, подумает: «Как хорошо, что тебе такое нравится».

Ах да, твоей даме будет приятен повод наконец-то надеть то самое платье и эти приятные туфли. Иногда очень умиляет наблюдать за пожилыми дамами, которые, облокачиваясь на своих седовласых кавалеров, меняют зимние сапоги на туфли на каблуке. А молодые дамы желают красоваться неменьше.

Вдохновение

Вся современная музыка пошла к нам от фольклора и классики. Как говаривал Риччи Блэкмор, «Ренессанс гораздо ближе к фолк-року, чем любая другая музыка». Поэтому не гнушайся ходить в филармонии и музыкальные театры, слушать Биг-бенды, палитру оркестров (от тех, кто играет классическую музыку, до экспериментальных). Призыв к плагиату – крайняя подлость, но, как говорится, все идеи для творчества витают в воздухе, достаточно лишь протянуть к ним свою руку.
Мы уже писали, что живая игра выглядит совсем иначе. Некоторые моменты видятся и слышатся совсем по-другому и способны натолкнуть на вдохновение. Музыкантам и танцорам просто необходимо наблюдать акты классического искусства для самосовершенствования, для черпания идей. Это не плагиат вовсе, а вдохновения ради.

Вы же творческие люди, вам просто необходимы свежие, обнажённые эмоции, чтобы творить своё. Обрати внимание, что люди из разных жанров искусства очень часто пересекаются и вдохновляются ремеслом друг друга.

Просвещение

Театр – это не просто развлечение, это своего рода школа. Школа, которая знакомит простого обывателя с высоким искусством, которая учит, просвещает. В лучшем случае ещё и душу очищает. Действительно, искренние эмоции как будто заставляют нутро перерождаться, а трагедии, творящиеся на сцене, – смотреть на жизнь немного иначе, уж точно по-другому, особенно когда режиссер-постановщик смотрит на известную историю под совсем уж неожиданным углом. Иногда это скатывается в фарс, но даже он интересен и имеет право на жизнь.

Человек, который действительно получает удовольствие от посещения театра, смотрит шире. Он знает классику и современный мир, а значит, он знает почти всё. Раз уж на то пошло, порой классическая постановка экономит время на прочтение книги. Это лишние знания, которые всегда помогут выделиться.

Мы, несмотря на свой блестящий ум, по-прежнему живём эмоциями и инстинктами. Сильные эмоции способствуют перерождению и трансформации взглядов. Хотя один человек как-то мне сказал, что не ходит в театр, потому как долгое время общается с актёром, и тот ему рассказал про внутреннюю кухню театрального очага. Скандалы, интриги, зависть – как на таких людей можно смотреть? Но тут дело, что на сцене воспроизводится не внутренняя атмосфера коллектива, а режиссёрский замысел. В конце концов, неужели в твоём коллективе тишь да гладь?

У меня немало друзей из театральной среды. И, смотря на сцену, я их не узнаю, они меняются, показывают нечто, что никак нельзя сопоставить с их реальной жизнью. Они научили меня многому: не только тому, как можно закусывать дешёвую водку «чоко-паем» и плавленным сырком, но и тому, что человеческое нутро крайне непредсказуемо – от него всегда нужно ждать неожиданностей, и что в каждом человеке есть талант, который, казалось бы, трудно разглядеть. Ты смотришь на артистов, на работу режиссера, видишь, что симбиоз художественного видения и тончайшей психологии готов породить страшную и одновременно прекрасную махину, и как-то сразу хочется это досконально изучить.

Тем, кто говорит, что театр – удовольствие дорогое, хочется предложить сэкономить на пиве и обращать внимание на местные «храмы искусств». Может, у них нет всемирного признания, но это совсем не значит, что у них нет таланта. Столько молодых и талантливых актёров прозябает в губернских театрах, смотри на них, им нужно твоё внимание!
Если ты презираешь местную труппу и ходишь исключительно на гастроли заезжих звёзд, то не скупись раз в месяц потратить 2000 рублей. Бронируй заранее, чтобы выбить лакомые билеты на адекватные места. Искусство нынче дорого, но не настолько, чтобы его игнорировать. Так что цена – глупая отмазка.