Парагвай: страна, совершившая самоубийство

Михаил Малахов
23 июня, 2020
11.1k
0
Культура
в избранное
Пожалуй, в мире не было больше примеров подобного безрассудства — во всяком случае, в истории нового времени. Война в Парагвае является примером того, что может произойти, когда у власти находится человек с неограниченными полномочиями, считающий страну своей собственностью. При таком режиме люди превращаются в безликий ресурс, которым можно распоряжаться как угодно.

Великая война, или Война против Тройственного альянса, шла с 1864 по 1870 годы и стала самой кровопролитной в истории — в рамках процентного соотношения потерь для одной стороны. Опять-таки если не углубляться в дремучую древность, когда некоторые войны заканчивались полным уничтожением племени или народа.

Люди с «рогатой реки»

Всё началось с испанцев и португальцев, что довольно банально для Южной Америки. До прихода европейцев регион населяли местные племена, находящиеся на очень низком уровне культурного и технического развития. Это были практически первобытные люди, занимающиеся охотой и собирательством и практикующие каннибализм. Такое отставание даже от других коренных американских народов обусловлено географическим положением территории. Это практически самый центр континента, труднодоступный регион без выхода к океану. Само название страны взялось от наименования притока реки Парана — Парагвай, что на языке местных означает «рогатая река».

Первые контакты европейцев с индейцами сопровождались конфликтами, что опять-таки неудивительно. Жили себе охотники веками на берегах «рогатой реки», а тут какие-то испанцы приплыли, залезли в самые дебри, притащили с собой кресты и учат не пойми чему. Впрочем, если уж инки и ацтеки проиграли практически без шансов на победу, то что говорить о разрозненных племенах, живущих где-то в южноамериканской сельве.

До начала XIX века никакого Парагвая ещё не существовало. Колонизированные территории включали в разные более крупные структуры вроде вице-королевства Перу, а потом — в вице-королевство Рио-де-ла-Плата. Последнее, по сути, было объединением всех испанских владений в Южной Америке, и, возможно, именно это впоследствии стало причиной большой войны.

Начало XIX века ознаменовалось наполеоновскими войнами. У Испании и Португалии начались проблемы на континенте, в Европе. Тут же по всей Америке начались освободительные войны, в которых каждый освободитель стремился заполучить кусок побольше, зачастую аргументируя свои претензии границами колониальных владений той же Испании или Португалии. Наконец в 1811 году создаются местные органы самоуправления, к власти приходит Хосе Гаспар Родригес де Франсия и провозглашает независимость. Отныне Парагвай существует как суверенное государство.

Китай, над которым больше никто не смеётся

Великая война

Любая, а тем более большая война имеет какие-то корни, предпосылки, изучая которые историки впоследствии подытоживают: она была неизбежна. Хосе Гаспар сначала становится одним из двух консулов, но вскоре просит назначить себя главным консулом. Парламент идёт ему навстречу, и уже через три года Гаспар требует назначить себя диктатором на три года. Ситуация ведь непростая: всюду враги, в стране бардак — нужна крепкая рука. Получив желаемый ранг, он отправляет в отставку старый парламент, оппозиционеров сажает в тюрьмы, а сам становится уже пожизненным, или верховным, диктатором. Если что, это был официальный титул.

Страна консервируется — теперь выехать из Парагвая можно только с разрешения специальной комиссии, а незаконное пересечение границы является тяжким преступлением. Внешняя торговля практически останавливается, все человеческие ресурсы бросаются на создание автономной экономики. Так продолжается до 1840 года, то есть до смерти диктатора, после чего к власти приходит его племянник Карлос Антонио Лопес, а потом и его сын Франсиско Солано Лопес.

50 лет тотальной диктатуры и жизнь на положении полубога в отдельно взятой стране, наверное, сильно влияют на мироощущение. В целом Франсиско Лопес продолжал политику предшественников, однако «прорубил окно» в Америку, приоткрыв границы. Мир к тому времени становился всё более глобальным, и замкнутая экономика уже не годилась. Правда, и для выгодной торговли требовался выход к океану, а на тот момент единственным способом попасть к большой воде была река, идущая по территории Аргентины. Был и другой вариант: отжать кусок территории у Бразильской империи и получить желаемое. Франсиско Лопес выбрал этот путь.

Экономика Парагвая была в 15–20 раз меньше бразильской; примерно настолько же меньше была и численность населения. При этом Парагвай ввязался в драку сразу с тремя соседями, среди которых были уже упомянутые Бразильская (на тот момент) империя, Аргентина и Уругвай. То есть соотношение сил вообще несопоставимое, к тому же Парагвай существенно уступал и в плане оснащённости армии. Здесь может возникнуть вопрос: почему при такой разнице в силах война длилась аж шесть лет?

Во-первых, труднопроходимая местность, идеально подходящая для партизанских вылазок, причём со всех сторон. Во-вторых, Франсиско Лопес компенсировал технологическое отставание людским материалом. За эти шесть лет погибло более половины населения страны и от 70 до 90 % мужчин в возрасте 15 лет и старше. Такова была цена поражения. Кроме того, Парагвай лишился половины своих территорий. Сам Лопес погиб, скрываясь от преследования то ли вражеских отрядов, то ли своих же.

Сомали: страна Шрёдингера

День ребёнка

16 августа в Парагвае отмечают День ребёнка — дата приурочена к Битве при Кампо-Гранде, когда из последних 6 000 солдат Лопеса более 3 000 были детьми в возрасте от 9 до 15 лет. Других солдат в стране просто не осталось, а для того, чтобы дети больше походили на военных, им золой рисовали бороды и усы. Можешь себе представить моральный облик главнокомандующего, который прекрасно понимает, что война уже точно проиграна, однако бросает в мясорубку последних солдат и даже детей?

В этом бою Парагвай потерял около 3 200 человек — против 42 убитых бразильской армии. С одной стороны, результат не удивляет: там дети, а там профессиональные военные. С другой стороны, всё-таки поражает, что дети не отступили. Поэтому кроме Дня ребёнка в честь погибших названо одно из крупнейших военных училищ Парагвая.

Страна без перспективы

Война, завершившаяся в 1870 году, имела далекоидущие последствия. Прежде всего это пошатнуло религиозные догмы, которые были очень важны в те времена. Так как почти все мужчины погибли, пришлось разрешить многожёнство и даже поощрять его. Примерное равенство в соотношении полов удалось вернуть только век спустя, в начале 70-х годов XX века. Кроме того, на страну были наложены огромные контрибуции, ведь именно Парагвай выступил агрессором. Таким образом, национальная железнодорожная сеть переходила под управление Бразилии, как и несколько других крупных речных портов.

Впрочем, шестилетняя война вызвала экономический кризис и в самой Бразилии, в результате которого она перестала быть империей, хотя никак не изменилась территориально. Британия оказалась единственной страной, выигравшей от парагвайской войны. Если точнее, выиграли компании N M Rothschild & Sons и «Банк братьев Бэринг». Эти ребята по классике финансировали все стороны конфликта, обогащаясь сами и уплачивая неплохие налоги британской короне.

Сегодня Парагвай — одна из беднейших стран всего американского макрорегиона с ужасной репутацией на международной арене. После сокрушительного поражения в войне последовал ещё целый век внутренних потрясений: гражданские войны сменялись государственным переворотами и новыми тоталитарными режимами. Перейти к относительно спокойной и свободной жизни парагвайцам удалось лишь в начале 90-х годов прошлого века. Время безнадёжно утеряно, вокруг куда более успешные во всех смыслах соседи, у Парагвая по-прежнему нет выхода к океану, и он не играет важной транзитной роли. Наверное, только чудо может вытащить эту страну из нищеты и преступности.

Северная Корея: большая клетка, в которой живут люди