Отправить на три буквы: как в русском языке появился мат

Константин Жидов
Ноябрь 07, 2018
2.9k
0
Культура
в избранное
В наше время ненормативная лексика слышится везде. Зацензуренная в газетах, запиканная в телепередачах и на радио, открыто льющаяся в наши уши в альбомах разных музыкальных исполнителей, бьющая не в бровь, а в глаз со страниц художественных произведений. Всегда ли так было? Или феномен всплеска матерящихся людей присущ только нашему времени? Отвечаем: нет, мат существовал испокон веков. И берет свои корни еще в Древней Руси. А вот как он появился там и продолжал трансформироваться, дойдя уже до нас, — версии разные, но многие из них имеют место быть. Но сразу определим: обсценная лексика — это один из элементов русской культуры, который сохранился в народе по сей день. А всех возмущенно ахающих моралистов просим проследовать в самом известном направлении. Так как от мата ни нашим предкам, ни нам никуда не деться.

Зарождение

По одной из самых распространенных версий, мат к нам пришел от монголо-татарских племен. Однако смеем тебя заверить, что это легко опровергнуть. По свидетельствам наших историков, мат появился на два века раньше, что зафиксировано в найденных берестяных грамотах. Но об этом мы скажем чуть позже — сейчас поговорим об основных путях проникновения нецензурной брани в язык. Считается, что как такового мата, в общем, и не существовало. То есть вся лексика была разговорной и общеупотребительной, без наложения каких-либо табу. По одной из версий, матерщина начала складываться при переходе от матриархата к патриархату и включала в себя только слова и выражения, в которых присутствовало слово «мать». А наименования мужских и женских половых органов к этой лексике не относились. Все выражения отталкивались от самоутверждения мужчины, ставшего главой общины, который сообщал своим соплеменникам в различных вульгарных выражениях о том, что провел ночь с главной женщиной, или, как ее еще называли, матерью рода.

7 доказательств, что без мата жить нельзя

Средство защиты

Не поверишь, но нынешняя бранная лексика у славян использовалась как средство защиты. Нет, не от врагов, конечно, но от разного рода порчи, сглаза, злых духов и так далее. Ведь, как ты помнишь, на Руси христианство появилось не сразу. Многобожие у славян считалось нормой, и яркой представительницей плеяды всевышних считалась Морена — богиня загробного мира. Ее главным символом была собака — преданная слуга смерти. И все до единого псы, по поверьям славян, служили Морене и могли превращаться в людей, прикидываясь знакомыми, родственниками и друзьями до такой степени, что узнать их было невозможно. И если вдруг человек замечал что-то не то в поведении своего товарища, чего-то опасался, чтобы лишний раз себя защитить и оградить от порчи, надо было всего лишь послать его по матери. Считалось, что это отпугнет бесов и чертей, услав их туда, откуда они пришли, то есть к матери своей Морене. Очень долгое время, даже в прошлом веке, в глухих деревнях да и в простонародье сохранялась профилактическая привычка материться, чтоб черти точно тебя не трогали.

Первая цензура

И, конечно, с появлением церкви все значительно изменилось. Начала появляться цензура, а общеупотребительная лексика становилась табуированной. Как это получилось? Слова, которые обозначали половые органы, а также обычную матерщину не принимались новым руководством Руси, поскольку были языческими. А у нас, извините, настало время христианства. Все бранные на сегодняшний день слова в то время считались специальными терминами и заговорами, которые способствовали повышению урожайности и плодородия. Но церковь либо заменила их (если лексика употреблялась не только для этого, а была очень распространенной), либо отменила совсем, укрепляя свои права и законы. Но как мы помним, борьба с язычниками длилась долго, поэтому не один век церковники боролись с матерщиной. И, как мы можем видеть, борьба была довольно успешной.

Берестяные грамоты

Как мы уже говорили, доказательством того, что мат — это не привнесенное в нашу культуру явление, а самостоятельное, являются берестяные грамоты, которые до сих пор археологи и ученые находят при различных раскопках. Более всего известны грамоты из Новгорода 12–13 веков. Так, например, сохранилось послание от свахи к одной знатной даме. По мнению ученых, в письме речь идет о ее дочери, которую, как считает сваха, пора выдавать замуж. Высказывает она это пожелание следующим образом: «Пусть влагалище и клитор пьют». Это уже цензурный перевод (если что) — в оригинале эта фраза звучит немного иначе. Но суть в том, что это выражение, довольно распространенное в то время, означало пожелание, чтобы свадьба состоялась.

Или другой пример. Известное слово «блядь» в то время тоже не считалось чем-то вульгарным или нецензурным. В общеупотребительной лексике оно могло означать ересь, ошибку, заблуждение, но по большей части — распутную женщину. И в этом никто не видел ничего такого, пока в «Русской правде» не закрепился пункт об оскорблении этим словом замужних женщин. После этого слово понемногу стало переходить в разряд табуированных. Но окончательно запретила его употребление императрица Анна Иоанновна. Точных причин этому поступку не найдено. Возможно, кто-то посмел оскорбить этим словом саму главу России. Возможно, оно стало слишком часто употребляться в неприличном контексте, поэтому было переведено в разряд нецензурщины.

Что сейчас происходит с нецензурной лексикой, всем нам прекрасно известно. Глупые законы, которые хотят затабуировать ее еще больше, чем есть, а люди наверху, кажется, не понимают, что язык — явление самобытное, которое трудно урегулировать законодательством. Процессы словообразования, как цензурные, так и нет, проходят большими потоками, остановить которые не представляется возможным. Поэтому краснеющих от каждого произнесенного мата просим как можно чаще закрывать уши и отворачиваться. Ничего другого сделать с языком у них все равно не получится.