Нуар: в тёмных городах – тёмные люди

Иван Калягин
Июль 23, 2015
12.3k
0
Культура
в избранное
brodude.ru_22.07.2015_AwpxTskcQFisQ

Ты точно слышал о «нуаре» хотя бы раз в жизни. Если говорить кратко, то нуар представляет собой большой пласт в современной культуре, определенную эстетику, которая может выражаться в книгах, фильмах, сериалах и даже в комиксах. Вообще, слово «noir» французского происхождения и означает «черный, мрачный». Если понимать буквально, то «чернуха». И действительно, российская «чернуха», которая иногда навещает наши экраны, очень похожа на то, что мы называем нуаром. Но мы решили остановиться на явлении более подробно, ибо проходить мимо подобного нельзя.

Нуар, как и многие другие культурные пласты, вышел из литературы. Причём литературы сугубо американской, а если быть конкретней, то из так называемого «крутого» криминального романа. Подобное чтиво было популярно в те годы, когда нищета и мафия пожирали обычных американцев. Писатели старались запечатлеть то, что видели вокруг себя. И итогом была совсем не радужная картинка. «Крутой» роман, собственно, как и нуар, был неким подобием детектива, однако, в отличие от него, такая литература не ставила во главу угла интеллектуальную игру с читателем. В этих книгах, зачастую дешевых, массовых, доминировало желание раскрыть характеры, показать личности, историю. Главным героем «крутого» романа был хороший брутальный парень, обычно сыщик или полисмен, частный детектив. Но «крутой» роман – это предтеча нуара, так как в последнем главным героем почти всегда был человек преступного склада ума и низких моральных качеств, человек «не без греха». Тут уместно будет сравнить два сезона популярного сейчас сериала «Настоящий Детектив». Первый сезон вполне может отчасти напоминать «крутой криминальный роман», а вот второй, со своими колоритными, преступными героями, больше походит на что-то, что создано в нуаровом ключе.

Как и любая жанровая литература, «черный роман» считался низким жанром. От него открещивались именитые критики, его называли ужасным и противоречащим всем человеческим ценностям вместе взятым. Но его читали, и читали очень хорошо. Жесткий реализм, нецензурная брань, саморазрушение главного героя, а также сексуальные сцены пришлись по нраву американскому читателю. Жанр встал на ноги уже в 30-х годах, нашел своего любителя и даже обзавелся некоторыми штампами, которые известны и поныне: роковая женщина, постоянное курение персонажей, тёмные бары.

Преступники в этих книгах были очень колоритными и необычными. Если хочешь почитать в этом ключе какого-нибудь писателя, то мы тебе советуем в первую очередь Корнелла Вулрича. Он считается отцом-основателем данного направления. Хотя, конечно же, такое явление не ограничивается одним автором. Великая Депрессия дала миру много талантов.

Отношение автора, часто передаваемое через героя, который ещё является и рассказчиком. То есть: цинизм, пессимизм, достаточно мрачный взгляд на окружающую действительность, на то, что происходит вокруг, в мире правит зло, справедливости нет, криминал непобедим, коррумпированные политики непобедимы и так далее.
Владимир Козлов, писатель. Из лекции о нуар-литературе.

Главный расцвет жанра пришелся на 40-50 годы, когда на нуар обратил свой взор голливудский кинематограф. Целая плеяда режиссеров ориентировалась в то время только на этот стиль. Причиной такой популярности, быть может, служит та давящая атмосфера, в которой находилось американское общество в середине века: Вторая мировая война, начало холодной войны, недоверие к власти, к государственным органам и, в частности, к полиции. Люди, несмотря на внешнее благополучие, которое показывало им телевидение, всё-таки понимали, что что-то идёт совсем не так, как надо. В это время выходят такие фильмы, как «Мальтийский Сокол» Джона Хьюстона, снятый по роману Хэммета, «Министерство Страха» Фрица Ланга и «Печать Зла» Орсона Уэллса. Все эти картины – классические представители жанра нуар, и все они пользуются уважением в наше время, являясь настоящей классикой мирового кинематографа.

Тематика зла, вездесущей паранойи, предательства и отчаяния ключевая в представленных фильмах. Сам стиль всегда находится на тёмной стороне. В подобном кино никогда не будет топорного геройского добра и абсолютно счастливой концовки. В них – злые люди, порой действительно злые. Они не оставляют места в своих действиях для двусмысленности. Сейчас какого злодея ни возьми, его всегда можно понять. В нуаре встречаются такие, которых понять просто нельзя – это полное погружение во тьму. В подобных фильмах очень интересно проводится граница между добром и злом. Встречается и такое, когда определить её почти невозможно. Детективный сюжет, как и в литературных первоисточниках, почти всегда отходил на второй план.

Постепенное нагнетание атмосферы вместо активных действий – сознательный выбор режиссеров и одна из определяющих черт нуар-кинематографа.

К концу 50-х нуар опять отошел в тень, однако совсем скоро вернулся. 70-е годы выдались напряженными для американского общества (Вьетнам, Уотергейтский Скандал), что послужило причиной для новой нуаровой волны, которая быстро растворилась, но также оставила свой след в мировой культуре. Фильмы этой эпохи принято называть нео-нуаровыми. К примеру, фильм Романа Полански «Китайский квартал» является знаковым для того времени и служит представителем стиля. Ещё одним крутым фильмом можно назвать фильм Ф.Ф. Копполы «Разговор». Все они пытались переосмыслить искусство кино как такового.

Наше время не позволяет точно определить жанровые рамки. Слишком стало всё намешано. Однако мы можем увидеть те или иные элементы, которые были позаимствованы из данного стиля. А их полно, особенно в последнее время. Можно сказать, что с выходом фильма «Город Грехов» жанр снова обрел популярность. Его составляющие стали модными, стильными и встречаются даже в комедиях, к примеру, в сериале «Фарго». Мы уже говорили о «Настоящем Детективе», также вполне резонно предположить, что и в сериале «Водолей» затесались некоторые приёмы типичного нуара, хотя там всё-таки большее влияние имеет «крутой детектив». Однако понятие жанровости всегда условно. Хотя такое положение очень даже радует. Все эти истории об идеально чистых полицейских, детективах, которые только и делают, что спасают мир, порядком надоели. Кинематографу не хватает реализма, «чернушности» в каком-то смысле, осознания того, что за успешной карьерой сыщика может скрываться алкоголизм, наркомания, взяточничество, банальное убожество, человеческое падение и стыд.

Если говорить совсем об экзотичном влиянии нуаровой эстетики, то возьми, к примеру, некоторые вполне успешные и хорошо продаваемые комиксы в наше время. Допустим, у Marvel есть целая серия под названием «Marvel Noir», где типичные герои популярных комиксов изображены в контексте Великой Депрессии. Только представь себе Тётушку Мэй из Человека-Паука, которая пропагандирует социалистические идеи, и Питера Паркера, который переживает «не лучшие времена». Есть, конечно, и графический роман Френка Миллера «Город Грехов». Но более крутой нам показалась серия комиксов, по которой не так давно делала игру студия Telltale Games. Серия называется Fables (Сказания), ее автором является Билл Уиллингем. Сама игра получила название «Волк Среди Нас». Возможно, ты в неё даже играл. Как игра, так и комиксы вполне заслуживают своего внимание. Более оригинальная история в контексте комиксов редко когда попадается.