Не Дракула, не Саруман, а Кристофер Ли!

Теодор Седин
Октябрь 15, 2015
10.7k
2
Герои
в избранное

Есть такие биографии, которые гораздо интереснее и поучительнее учебников по истории и обширнее, чем у некоторых стран. А если персона ещё вошла в историю этой самой страны, то остаётся только снять шляпу. Изучать прошлое Исландии не так интересно, как жизнь и удивительные приключения Кристофера Ли. По его биографии можно изучать весь XX век: события, в которых он побывал, легендарных личностей, с которыми он общался, и культуру, в которой он трудился. Впрочем, его вклад в мировую историю так же велик, как и его рост (1,95), и это не преувеличение.

Сэру Кристоферу было суждено оставить свой след в истории. Взглянуть только на его происхождение, на семью, в которой он вырос. Сама судьба как будто с самого рождения взяла его за руку и делала всё, чтобы он воочию наблюдал весь смак ушедшей эпохи. Его отец – Джеффри Троллопа Ли, полковник-лейтенант (на наш манер подполковник) 60-го корпуса королевских стрелков очень элитного, между прочим, подразделения. Отец был не штабным лодырем, а самым настоящим боевым офицером, героем жестоких Англо-бурской и Первой мировой войн. Джеффри, к слову, был родственником американского генерала Роберта Ли, главнокомандующего армии Юга во время Гражданской войны. А мать, графиня Эстель Мария Карандини де Сарзано, была настоящей Моникой Белуччи – первой красавицей Эдвардианской эпохи. Лучшие художники того времени рисовали с неё портреты, делали скульптуры и посвящали стихи. Но самым поразительным в её жизни была вовсе не красота, не взрывной итальянский темперамент, который не смогла выкорчевать английская чопорность, а родословная. Эстель Мария являлась прямым потомком Карла Великого. Этот человек, если ты не знаешь, заложил империю, из которой вылупились впоследствии современные Франция и Германия, а в её состав входили современные страны Центральной Европы, страны бенилюкса и Северная Италия. Кстати, слово «король» в русском языке образовалось как раз от имени Карла. Ещё одним предком был легендарный Фридрих Барбаросса – император Священной Римской Империи. За такое родство графам де Сарзано было разрешено использовать герб Священной Римской империи.

Теперь понятно, в какой обстановке рос Ли? Всё буквально дышало высокомерием и традициями. Однако мать Кристофера, как и любая светская львица, совершенно не умела зарабатывать деньги. Зато в совершенстве владела женскими чарами и мечтала жить в богатстве. Дело в том, что ни у отца Ли, ни у маститых дворян Де Сарзано, бросивших всё и сбежавших по политическим убеждениям в Англию, великих денег не было. Поняв, что ловить с полковником нечего, проев ему плешь, они расстались. Позже она вышла замуж за банкира Харкорта Джорджа Сент-Круа Роуз. И тут опять судьба преподнесла Ли весьма интересное, хоть и сводное родство: племянником Роуза был Ян Флеминг, автор романов о Джеймсе Бонде. Позже, когда у Роуза образовались крупные долги, Эстель бросила его, но Кристоферу удалось сохранить добрые отношения со всем семейством. Они хорошо общались с Флемингом, а Роуз относился к нему, как к своему сыну.

В своём детстве Ли повидал немало монарших особ, в том числе князя Юсупова и великого князя Дмитрия Павловича, убийц Григория Распутина. Что примечательно, через много лет Ли сыграет самого Распутина.
Как и положено, Ли получил шикарное образование. В Итон, где училась сплошь элита, он, правда, не прошёл, а у отчима не было тех астрономических сумм, чтобы оплатить обучение. Зато прошёл в чуть менее пафосный Веллингтонский колледж, где изучал антиковедение, древнегреческий и латынь. Однако главным его увлечением был театр. Он принимал участие во всех студенческих постановках и уже тогда играл преимущественно злодеев. Кстати, его партнёрами по студенческой сцене были признанные мэтры английского театра и кино, но их имена вряд ли что-то тебе скажут. За театральный талант ему прощали всё: и омерзительное поведение (Ли рассказывал, что его очень часто били розгами), и среднюю успеваемость, и совершенное неумение играть в традиционные виды спорта: футбол, регби, бокс. Зато в крикет Кристофер играл блестяще и фехтовал отменно. Дворянин, сын офицера! Терпели, правда, ещё и потому, что отчим платил огромные по тем временам деньги.

Но всё закончилось в 1939, когда отчим обанкротился, и Ли покинул колледж, так и не доучившись. Не зная, что делать, он отправился во Францию, где его сестра весело проводила время с друзьями. Заехав в Париж и остановившись в доме у легенды английской журналистики, о которой у нас в стране ничего не знают, он застал последнюю в истории публичную казнь на гильотине. Больше на людях головы не отлетали.

К палачам у Ли было особенно тёплое отношение, что не удивительно для человека, игравшего исключительно злодеев. Много лет спустя Ли познакомился и подружился с Альбертом Пирпоинтом, одним из самых известных официальных палачей в истории Британии. Среди прочих Пирпоинт повесил около 200 немецких военных преступников, осужденных после завершения Второй мировой войны. Ли часто заходил в паб, который Пирпоинт открыл после выхода в отставку. Также актер был экспертом по истории палаческого дела, и он мог на память назвать всех значительных британских государственных палачей со времен позднего Средневековья.

После колледжа Ли стал банковским служащим, хотя эта работа совершенно не грела ему душу. От дальнейших дум «чем бы заняться» его отвлекла Вторая мировая. В 1939 году он ушёл на советско-финскую войну. Он, как и другие британские добровольцы, не участвовал в активных боевых действиях, однако это не единственный русский след в его жизни.

Когда война стала обретать свои самые жуткие черты, Ли напросился в элиту любой армии – ВВС. Ему не хотелось, как отец, утопать в луже крови. На небе всё же удобнее. Но нарушение зрительного нерва погубило карьеру лётчика. Поэтому пришлось стать офицером военной разведки. Он воевал в Северной Африке и в Италии и сражался в составе войск особого назначения, которые в дальнейшем стали основой для британского военного спецназа.

Однажды он попросту спас свою эскадрилью. Вернувшись из госпиталя, он застал часть в смятении. Солдаты были обеспокоены отсутствием новостей с восточного фронта и из Советского союза в целом, а также отсутствием почты из дома. Волнения росли и грозили вылиться в бунт. Ли после небольшой побывки на русско-финской войне считался экспертом по России. Он сумел уговорить членов эскадрильи возобновить обязанности, чем сильно впечатлил своего командира.

По долгу службы и благодаря личным качествам у Кристофера была репутация человека, который знает всё. Но увы, многое из того, чем Ли тогда занимался, до сих пор остается государственной тайной, а сам он, как настоящий офицер, никогда не рассказывал подробно о войне и своих заданиях. Правда, один раз на съёмках «Властелина колец» он рассказал Питеру Джексону, какой звук издает человек, которого со спины пырнули ножом.

«Я прикреплялся к ОВС время от времени, но нам запрещали любое обсуждение бывших, настоящих или будущих операций. Скажем так, я был в спецназе и этого достаточно. Люди же могут читать то, что им нравится.»

После войны он около года занимался поиском и выявлением нацистских военных преступников. Был награжден за доблесть орденами Британии, Польши, Чехословакии и Югославии. Его наверняка ждала потрясающая военная карьера, но любовь к искусству взяла своё.

«Сколько фашистов я прикончил? Вы же умеете хранить секреты? Я тоже».

После войны вопрос «кем быть» вновь начал тревожить уже не мальчика, но мужа. Казалось бы, служба, да ещё в разведке, да ещё в спецотряде должна была сделать его более дисциплинированным. Однако она только больше раззадорила Криса. В офис возвращаться не хотелось. Вооружённые силы посылали ветеранов, изучавших антиковедение, преподавать в университетах, но Ли чувствовал, что его латынь слишком заржавела, и ему плевать на строгий комендантский час. Помогли родственники. Обедая с кузеном матери, по совместительству послом Италии в Великобритании, Крис начал хвастаться боевыми ранениями. Дяде, видимо, эти байки надоели, и он предложил племяннику стать актёром. «А что, – подумал Крис, – работа интересная и совершенно нескучная». Тем более в роду у него были артисты: его прабабушка со стороны матери была оперной примой. Вот он и обратился к старому знакомому, решившему стать кинопродюсером. Но первые годы получились просто кошмарными для его карьеры. И причиной тому стало следующее:

«Я топтался на месте долгое время – около десяти лет. Сначала мне сказали, что я слишком высок, чтобы стать актёром. Это довольно глупое замечание. Это как сказать, что ты слишком низкий, чтобы играть на пианино. Я подумал: «Что ж, я покажу вам…» Вначале я ничего не знал о технической работе перед камерой, но в течение этих десяти лет я сделал то, что так жизненно важно сегодня – я наблюдал, я слушал, я учился. Поэтому, когда пришло время, я был готов… как ни странно, играть персонажей, которые ничего не говорят».

В некоторых фильмах Ли не указывался в титрах, в некоторых его вырезали. В некоторых фильмах даже реплику не давали. Однако с 1952 года его роли стали всё более заметными. Конечно, роли были второстепенные, но зато его партнёрами были звёзды первой величины, такие как Бастер Китон.

Всё изменилось в 1957 году: Ли снялся в своём первом фильме студии Hammer – «Проклятие Франкенштейна», где сыграл Чудовище Франкенштейна, а роль Виктора Франкенштейна досталась Питеру Кашингу, с которым они стали самыми близкими друзьями на всю жизнь. Эта роль на годы вперёд определила его амплуа – отрицательные персонажи. Не мерзавцы, а настоящие злодеи. Но Ли всегда играл их просто блестяще. Посмотри эти фильмы, и ты заметишь, как проникаешься ненавистью к этим персонажам, а это высшее актёрское мастерство, ведь вызывает такие чувства не плохой игрой, а наоборот, своим мастерством.

В 1958 году Кристофер Ли предстал в облике знаменитого графа в фильме «Проклятие Дракулы». Несмотря на обилие блестящих работ, любимым фильмом Ли остается «Дракула», где, по его собственным словам, ему удалось сыграть печаль и обреченность на бессмертие зловещего графа. Именно Кристоферу Ли суждено было в течение 15 лет падать на колья, уходить под лед, испепеляться в прах под тенью распятия, чтобы вновь и вновь, восставая из праха, рыскать в поисках багрового эликсира, даруя своим жертвам бессмертие. В 60-х ему чертовски надоело изображать из себя вампира и говорить идиотские реплики, написанные бездарным сценаристом. Продюсеры умоляли его сняться буквально на коленях, сетуя на то, что студия держится только на его харизме. Ли согласился при условии, что весь фильм будет только шипеть и не произнесёт ни слова. В глубине души он надеялся на провал и на то, что больше его звать не будут. Но получилось так, что… фильм стал хитом.

Кстати, в конце 60-х он сыграл очень положительного персонажа – Шерлока Холмса в фильме «Собака Баскервилей». Ещё никогда Шерлок Холмс не был таким высоким. Конечно, получилось не так хорошо, как у Василия Ливанова, но очень даже достойно. Кстати, и здесь Ли отличился. Не обилием появлений в этом образе (в личине великого сыщика Кристофер появлялся ещё 2 раза, и оба – в 90-е). Он до сих пор является единственным актёром, который сыграл и Шерлока, и его брата Майкрофта.

Ещё одной легендарной злодейской ролью стала роль Франциско Скараманга в очередном эпизоде Бондианы «Человек с золотым пистолетом». Было это аж в 1974 году, и Ли пришлось противостоять Роджеру Муру. Хотя в далёком 1962 сам Флеминг предлагал родственнику сыграть злодея в «Докторе Ноу». Ли было согласился, но продюсеры уже подобрали актёра, причём очень хорошего. Все понимали, что отказывать только из за родственных уз и дружбы между Ли и Флемингом как минимум некрасиво. Так что пришлось довольствоваться ролью убийцы с золотым пистолетом, про которого наш герой говорил следующее:

«В романе Флеминга он просто западно-индийский бандит, но в фильме очаровательный, элегантный, забавный и смертоносный… Я играл его, словно он был тёмной стороной самого Бонда».

Впрочем, многие его роли вошли в историю. В экранизации «Трёх мушкетёров» его граф Рошфор появился с повязкой на глазу. С тех пор во всех английских экранизациях Рошфор неизменно одноглазый. Хотя в романе Дюма с его зрением всё было в порядке.

Ли отлично владел английским, французским, немецким, итальянским и испанским языками. Также он мог объясниться на греческом, шведском и русском. Его часто приглашали сниматься в Европу, где ему приходилось самому дублировать свои роли. Кстати, он снимался и в совместном советско-шведско-британском фильме «Мио, мой Мио». А если ты внимательно смотрел «Полицейскую академию 7: миссия в Москве», то мог узнать в начальнике советской милиции нашего героя. Впрочем, с Россией его роднит и исполнение роли Распутина в фильме «Распутин: сумасшедший монах», за которую удостоился высшей похвалы от дочери самого Распутина, которая отметила «безумный взгляд, как у отца». А как Ли пел на русском. Он ведь обладал потрясающим глубоким тембром и даже спел знаменитый финальный монолог Годунова из оперы Мусоргского «Борис Годунов». К сожалению, оригинального видео не нашлось, но поверь, голос здесь точно Ли.

Как мы помним, сэра Кристофера отчаянно не хотели снимать из-за роста. Это его не остановило, и с годами он попал в Книгу рекордов Гиннеса как самый высокий в мире ведущий актер. Также Ли принадлежит западный рекорд по числу экранных ролей (259 появлений в кинофильмах и телефильмах, считая еще не вышедшие картины) и рекорд по числу появлений в фильмах со сценами фехтования (17). Фехтовал он отменно, даже на световых мечах. Так что его появление в последних двух эпизодах «Звёздных войн» никого не удивило. Граф Дуку получился настоящим злодеем. Но главная роль, по которой его знает современное поколение, была сыграна уже в XXI веке. Безусловно, это Саруман во «Властелине колец» и «Хоббите». Эти фильмы просто не могли обойтись без его участия, ведь Ли был таким большим поклонником «Хоббита» и «Властелина Колец», что он десятилетиями минимум раз в год перечитывал все сочинения Толкиена. Он даже знал вымышленный эльфийский язык. Однажды он наткнулся на классика фэнтези в пабе и выказал себя таким преданным фанатом, что Толкиен благословил его сыграть Гэндальфа, если книги о нем когда-нибудь будут перенесены на экран. Когда в середине 1990-х актер узнал, что Питер Джексон работает над киноверсией «Властелина», Ли снялся в британском телесериале «Новые приключения Робин Гуда» только для того, чтобы продемонстрировать новозеландцу, как он смотрится на экране в образе волшебника. К сожалению, ко времени съемок Ли уже был слишком стар для изображения Гэндальфа, и потому Джексон поручил ему менее физически сложную роль Сарумана.
Ли переживал за экранизацию, как за собственного ребёнка. Он прекрасно понимал, что фильм вышел просто шедевральным, но 4 «Оскара» при 11 номинациях показалось ему крайне мало.

«Невероятно, что ни сама картина, ни режиссер не получили призы. Я считаю это позором киноакадемии, ибо наш фильм был на несколько порядков качественнее всех остальных лент, номинированных на награду. Если и второй фильм киносаги будет обойден вниманием академиков, это будет просто бесчестно и позорно».

Но уже третья картина получила 11 статуэток, хотя Ли в ней не принял участия. Ходили слухи, что он жутко рассорился с Джексоном из-за того, что тот вырезал сцену гибели Сарумана из третьей части, оставив её только в режиссёрской версии. Но спустя годы они помирились, и уже в «Хоббите» перед нами сидел старый-добрый Саруман. Ну разве может его сыграть кто-то, кроме Ли? Вернее, мог…

Мы уже говорили про его выдающиеся вокальные способности. В первой части «Властелина колец», когда Саруман нагоняет с неба тучи, можно расслышать могучий баритон актёра. В Англии широко известны киношные песни Ли, примерно как у нас любят песни из кино Андрея Миронова. Одной из самых известных является саундтрек к фильму «Плетёный человек». Его часто приглашали только ради песни. Но мы любим Ли не за мюзиклы, а за любовь к металлу. Кто бы мог подумать, что седовласый старец, воспитанный на классической музыке, выпустит несколько металических альбомов! Казалось, такие люди только и должны что сидеть в кресле-качалке, закутавшись в клетчатый плед, и вспоминать, как хорошо и весело жилось в 50-х. Видимо, роли исчадий ада сблизили его с этим жанром. А ведь он годился в отцы самим основателям хэви-металла.

Кстати, Ли влюбился в тяжелый метал, как только это направление рока стало набирать популярность. В 2000-х он начал не только слушать метал, но и участвовать в записи дисков как приглашенный вокалист и рассказчик. В частности, он сотрудничал с группами «Rhapsody of Fire» и «Manowar». Его металическая карьера увенчалась двумя концептуальными альбомами в жанре «симфонический метал»: «Charlemagne: By the Sword and the Cross» и «Charlemagne: The Omens of Death». Они были выпущены в 2010-м и 2013-м годах. Сюжеты песен обоих дисков были вдохновлены войнами Карла Великого, предка Ли.

В 2012 году Ли выпустил мини-альбом с метал кавер-версиями рождественских песен под названием «A Heavy Metal Christmas». Второй такой альбом под названием «A Heavy Metal Christmas Too» вышел в декабре 2013 года. С песней «Jingle Hell» Ли занял 22 место в Billboard Hot 100, став таким образом самым старым из исполнителей когда-либо попадавших в чарты при жизни; возраст Ли на тот момент составлял 91 год и 6 месяцев. После освящения в СМИ песня поднялась на 18 место.

Потом Ли надоел симфоник-метал, и он перешёл на экологически чистый хэви без примесей. Альбом «Charlemagne: By the Sword and the Cross» мало того что был признан критиками, так ещё и получил награду Metal Hammer. И всё это было сделано вовсе не из уважения. Зловещий и могучий голос только придаёт сочности альбому.

В мае 2014 года к празднованию своего девяносто второго дня рождения Ли выпустил мини-альбом с кавер-версиями «Metal Knight». В дополнение к каверу «My Way» он содержит «The Toreador March», навеянную оперой «Кармен», а также «The Impossible Dream» и «I Don Quixote» из Дон Кихотовского мюзикла «Человек с Ла-Манша». Последние песни были записаны Ли, потому что он считал Дон Кихота самым метализированым персонажем, которого когда-либо знал. Разумеется, не в плане доспехов.

«Это беззаботно, радостно и весело… В моем возрасте самое главное для меня – оставаться активным и делать то, что мне по-настоящему нравится. Я не знаю, как долго я ещё пробуду здесь, так что каждый день – это праздник, и я хочу поделиться им с моими поклонниками».

Последней записью Ли стала роль рассказчика в песне «The Last Vampire», исполненной супергруппой Джонни Деппа, Джо Перри и Элиса Купера.

По этой композиции можно прекрасно рассмотреть, чем отличается шикарный голос от неплохого.

Кроме того, в 2006 году вышел сольный альбом Кристофера Ли под названием «Revelation», разошедшийся платиновым тиражом. Тут не было метала, просто респектабельные песни респектабельного человека.

Что ещё для счастья надо? Признание на музыкальном и на кинопоприще и великое множество наград. В 1997 году его наградили Орденом Святого Иоанна – старейшим орденом из всех возможных. Позже Ли получил Орден Британской империи «За заслуги в драматическом искусстве». Актёр также был произведён в рыцари-бакалавры «За служение драматическому искусству и благотворительность». И главная награда – рыцарский орден. Ли был посвящён в рыцари принцем Чарльзом, но в силу возраста сэру Кристоферу было разрешено получить звание стоя, не преклоняя колен. А может, принцу просто было неудобно просить Сарумана преклонить колено.

Говоря о великих людях, всегда интересно узнать про их личную жизнь. У Ли есть одна интересная история. В 1950-х Кристофер был обручен с Генриеттой фон Розен, дочерью европейского аристократа графа Фрица фон Розена. Отец невесты был так недоволен этим союзом, что нанял частых детективов, чтобы уличить актера в чем-нибудь недостойном или противозаконном. Когда же сделать этого не удалось, граф фон Розен потребовал, чтобы будущий брак благословил король Швеции! Ли это не остановило – он был знаком с королем, потому что тот посещал съемки его фильмов, и актер получил благословение монарха. Правда, на Генриетте фон Розен он все же не женился. Ли счел, что не вправе просить девушку из аристократического рода, чтобы она разделила с ним финансово ненадежную актерскую жизнь.

В итоге он в 1961 году женился на датской актрисе-эпизоднице Биргит Кренке, с которой прожил больше 50 лет. Вот такое счастье, в котором родилась дочь Кристина, с которой он принимал участие в записи альбома «Rhapsody of Fire».

В жизни Ли был очень доброжелательным и невероятно интеллигентным человеком. А как иначе, дворянская кровь берёт своё.
Ходили слухи, что Кристофер увлекается оккультной литературой, однако выступая в Дублинском университетском колледже, он пояснил студентам:

«Кто-то писал, что у меня имеется 20000 книг. Я буду жить в ванной! У меня есть, может, четыре или пять. Я предупреждаю всех вас: никогда, никогда, никогда. Вы не только потеряете свой разум, но и свою душу».

При этом сам он утверждал, что никогда подобными глупостями не интересовался.

Казалось, что Кристофер Ли будет жить вечно, однако 11 июня 2015 года в возрасте 93 лет его не стало. Он наверняка отправился в Вальхаллу или Валинор – он слишком велик и волшебен, чтобы просто умереть. Однако вся его жизнь – это пример того, как вопреки всему нужно жить на полную катушку, никогда не опускать руки и любить жизнь. Возможно, поразительное жизнелюбие помогло ему стать суперзвездой во второй раз, когда ему было далеко за 80. И учи языки, даже эльфийский. На примере Ли отчётливо видно, как они могут пригодиться. И главное отличие Кристофера Ли – это умение быть актуальным во все времена, даже когда тебе почти 100 лет. Быть востребованным и нужным на протяжении стольких лет, сколько не смог просуществовать Советский Союз, это редчайший талант.