Литературная электронная машина Станислава Лема

Джеймс Боливар ди Гриз
Март 07, 2014
11.7k
5
Герои
в избранное
brodude.ru_6.03.2014_UMME1o6gvGjFR

Современные чуваки совершенно забыли про известного писателя-фантаста Станислава Лема. ХХ век стал веком серьезных писателей-фантастов: Шекли, Стругацкие, Гиббсон, Хаксли, Олди, Брэдберри, Воннегут — перечислять можно бесконечно. К сожалению, не так много современных чуваков заинтересованы в чтении хорошей фантастики, хотя она стоит того, чтобы переключиться на нее с Хантера Томпсона, Буковски или Капоте. Наряду с Иваном Ефремовым Лем остается немного забытым хорошим писателем. Старика Станислава Лема если и знают, то только как писателя, по книге которого Тарковский снял фильм «Солярис», ничего общего с книгой не имеющего. Как истинный задрот, хочу отметить, что книга лучше. Реально лучше.

Лем, наверное, самый маститый, злой, циничный и офигенный писатель-фантаст прошлого столетия, который осмеивал человечество, его пороки, государство и еще много всего, до того как жанр юмористической и сатирической фантастики официально появился на свет. Впрочем, это не значит, что все его книги сплошь сатиры, есть и достаточно серьезные драматические произведения, есть и крепкая философия, есть множество качественной публицистики, есть, конечно, и жестокий стеб над окружающей действительностью. Лем был значительно популярнее при Советах, популярнее даже, чем Стругацкие, а сами Братья А и Б с трепетом вспоминали встречу с этим человеком. А еще Лем предсказал появление Википедии (по его версии она называлась Экстелопедия) — энциклопедии, которую каждый может редактировать.

Я не буду особенно заострять внимание на жизни Лема, а больше расскажу про его классные произведения, с которыми стоит ознакомиться. Зачем нам нужна жизнь писателя, если есть его книги и классные цитаты? Конечно, книги Станислава Лема не состоят сплошь из аллюзий, иллюзий и почвы для копания в поисках глубокого смысла, и это, черт возьми, хорошо! Вместо этого в книгах есть много интересных идей для осмысления, много цинизма, а в некоторых произведениях встречается весьма оригинальный и своеобразный юмор.
brodude.ru_6.03.2014_V4vho5KlkJzn8
Станислав Лем поляк, поэтому его имя нужно произносить необычно — Стани́слав. Он родился во Львове и там же изучал медицину, пойдя по стопам отца. К сожалению, началась Вторая мировая война, и Лему, который имел еврейские корни, пришлось не очень хорошо. Но документы, которые приобрела семья, были качественно подделаны, и фашисты не применили карательных мер к будущему светилу фантастики. Станислав работал автомехаником и сварщиком, попутно участвуя в сопротивлении оккупации. После войны он переехал в Краков, продолжив обучение на врача. Карьера врача нравилась Лему, который не только поработал врачом, но и даже пару лет проторчал сотрудником в анатомическом театре, но чувака тянуло к чему-то большому и прекрасному. И пока это были только деньги. Лем писал в свободное от работы время в различные газеты, писал также художественные произведения, но особой надежды на них не возлагал. Так он зарабатывал дополнительные средства к существованию в тяжелое послевоенное время. Увлечение быстро переросло во что-то большее, оттеснив медицину на вторые роли. Особенно после того, как Лем умудрился прославиться романом «Астронавты» не только в родной стране, но и за рубежом.

Так Лем достаточно быстро стал известным и именитым писателем. Его приняли в самую известную организацию фантастов — американскую SFWA, которая учредила премию «Небула», только вот Станислав через три года был оттуда исключен, потому что отчаянно критиковал американцев за их подход к фантастике. Дело в том, что в конце семидесятых произошел бум дешевой фантастики с бластерами и шмастерами, в которой не уделялось внимания ни проработке характеров, ни языку, ни идеям — всё превращалось в банальный ширпотреб с летающими тарелками и зелеными человечками. К сожалению, Лем был охренительно прав: из серьезного жанра фантастика упала до состояния литературного фастфуда. И это печально. Но вот чуваки из SFWA так не считали. Несмотря на заступничество видных писателей, таких, например, как Урсула Ле Гуин, Лем в организацию фантастов не вернулся. Ибо нефиг.

Филип Дик, автор книги «Мечтают ли Андроиды об электроовцах», в один прекрасный момент решил, что Лем — это коллектив писателей, которые хотят популяризировать коммунизм в западном мире, а такого человека, как Лем, не существует. Дик написал на Лема донос в ФБР, но его не посчитали серьезным. В этом нет ничего удивительного, Дик отчаянно употреблял много и странного, считая, что писатель-фантаст обязан вести такой образ жизни, иначе андроидов вообразить просто невозможно. Несмотря на такой финт ушами, Лем очень уважал Дика, считая его классным писателем и глубоким философом. В альманахе про Ййона Тихого Лем вспомнил этот случай и написал, что все его труды были коллективным бессознательным суперкомпьютера Л.Е.М., название которого расшифровывается как Литературная Электронная Машина.

Вот что такого классного написал Лем, что я его тут так облизываю? На самом деле, чуть более, чем дофига. Все, конечно, произведения Лема я здесь не перечислю, но описать наиболее стоящие смогу.

«Солярис», пожалуй, наиболее интересное и знаменитое произведение товарища Лема. Оно даже было включено в наш список книжек, которые стоит прочитать. Список тем, затронутых в его книгах, огромен. Я серьезно, он очень большой! Бластеров нет вообще, мистики практически тоже, зато есть размышления о боге, потерях, людях будущего и о том, что с ошибками прошлого лучше смириться, а не пытаться их исправить. Концепция бога-ребенка от умного атеиста Лема в наличии. Сложно объяснить, о чем вообще книга, потому что получится очень банально и неинтересно. Если хочется приобщиться, не стоит смотреть кино, лучше сразу начать читать роман. Он того, поверь, стоит.

«Сказки роботов и Кибериада» подарили нам «Футураму». Много идей для известного мультсериала было взято из этого сборника, как и из остальных книг Лема. Многие знаменитые программисты и математики дичайше любят «Сказки» за наличие в них математики, науки и достаточной доли классных иде, вкупе с мощным стремлением постичь главные философские проблемы.

«Рукопись, найденную в ванной» нельзя назвать типичным фантастическим романом. Реальность и события в романе, конечно, выдуманы, другое дело, что не понятно толком, кем. Роман крайне своеобразный и является этакой очень циничной сатирой на тему Холодной войны, после прочтения которой ты логично задаешь себе вопрос: «Зачем человечество довело себя до такого состояния и нахрена это вообще нужно?»

Одним из самых любимых моих сборников является альманах про Ййона Тихого, который Лем писал практически всю свою жизнь. Это классная, циничная и очень умная сатира. На что? Да на все! На происхождение мира, на несовершенство человеческого тела и психики, на попытку общества найти идеальный новый мир, на важность секса для появления новых юнитов, на государственность. Если ты хочешь ознакомиться с творчеством Лема, рекомендую начать с этой книги.

«Непобедимый» — книга, из которой достаточно много было украдено современными фантастами. В книге отлично описана идея коллективного разума и эволюции. Маленькие ремонтные нано-роботы, оставшиеся без людей, смогли не только эволюционировать, но и породить сложный искусственный интеллект, который в разы превосходил как человеческий разум, так и интеллект роботов.

Кроме фантастических романов, у Лема есть и философские трактаты, например отличная книга «Сумма технологий», где он пытается предугадать моральные, религиозные и технические проблемы будущего человечества. Также у Лема, как у медика, есть… внезапно подробнейшая статья-исследование о проблеме СПИДа. Очень широкий кругозор чувака поражает.

До последнего дня жизни Лем был за то, чтобы его книги бесплатно скачивались из интернета и читались как можно большим количеством людей. Сам Лем считал, что для писателя важно, чтобы его читали, а не покупали. Но вот после его смерти, которая произошла недавно, в 2006 году, потомки стали отчаянно лютовать и всячески препятствовать бесплатному распространению хороших книжек. Хорошо это или плохо? Кто знает, но Лем бы точно не одобрил.