Коулун: наследник опиумных войн

Иван Калягин
Июль 20, 2015
7.9k
1
Наука
в избранное
brodude.ru_20.07.2015_Dt16Wv0ubSAnO

Если ты мало-мальски знаешь, что такое история, ты должен также знать, что такое опиумные войны в Китае и чем они закончились. Приведем небольшую историческую справку: Опиумные войны – это военные конфликты на территории Китая в XIX веке между западными державами и Империей Цин. Одним из главных требований западных стран было расширение торговли, в первую очередь опиумом. Короче, всему виной была наркота и угнетение китайцев.

Одним из итогов первой опиумной войны стала сдача в аренду правительству Британской империи Гонконга, а после, в 1898 году, новой конвенцией заключался договор об аренде Коулуна и Гонкога на следующие 99 лет.

Китай потерял эти территории на долгое время, однако смог оставить себе одну крепость, которая и называлась Коулун. Представляла она собой город, обнесенный мощными крепостными стенами. В ней изначально проживали чиновники империи Цин. Эту крепость по-прежнему занимали китайские подданные, и над ней не властвовал британский закон. Но по факту Китай надолго забыл об этой крепости. Известно, что стены Коулуна были разобраны во Время второй мировой войны войсками Японии для постройки одного из самых опасных аэропортов в мире – Кай Так.

В итоге Коулун остался без крепостных стен, которые в новую эпоху были и не нужны. Какая стена защитит твоё слабое тело от бомбы? Правильно – никакая, твоё тело разлетится на мелкие кровавые кусочки. Во время Второй мировой войны этот район был оккупирован японской армией. Когда война закончилась, Коулун по-прежнему не подчинялся британской колониальной администрации, хотя он и был окружен со всех сторон зданиями Гонконга.

В 1949 году власть в Китае полностью перешла в руки коммунистов, партия «Гоминьдан», ранее имевшая контроль над всей территорией Китая, лишилась всех своих привилегий и бежала на остров Тайвань, основав там своё собственное правительство. Он и сейчас существует, а страна имеет название Китайской Республики, которая, однако, мало кем признаётся, несмотря на свои экономические успехи. Многие лояльные к «Гоминьдану» китайцы также бежали и в Коулун, надеясь с этих позиций жить, по сути, в Гонконге, а не при режиме красных. Они пользовались всеми преимуществами развитой провинции, не находясь при этом в подчинении у неё, да и не платя никаких налогов. Именно таким образом началась масштабная миграция в этот совсем небольшой район. Сотни сменились тысячами, тысячи – десятками тысяч. Независимость от нового китайского правительства, а также освобождение от налогов и какого-либо контроля привлекли большое количество народа, а также преступников, которые хотели затеряться среди трущоб и спокойно жить, промышляя своим незаконным ремеслом. Район, естественно, стал очень быстро превращаться в жуткую клоаку, неподконтрольную никаким властям и признающую только собственные законы.

Население:

1898 год – 700 жителей
1940 год – 2000 жителей
1950 год – 5000 жителей
1973 год – 10000 жителей
1980 год – 30000 жителей
1990 год – 50000 жителей

В итоге к 1990 году на маленьком клочке земли проживало полсотни тысяч человек. Сам район имел следующие размеры: 213 метров на 126 метров, что делало его самым густонаселенным местом на планете. Строения в основном представляли собой унылое зрелище: какие-то страшного вида блоки и балконы, напоминающие птичьи клетки. В 80-х годах, а точнее в 1984 году, Британия всё-таки решила признать Коулун частью Гонконга, что не было ни важным, ни значимым событием – аренда подходила к концу.

А теперь представь себе, как выглядел этот оплот нищеты, бомжей и антисанитарии? Дома громоздились один на другой и достигали высоты 14-этажного здания, что звучит не так уж и много, если не представить технологию строительства подобных строений. Они могли бы строиться и выше, но власти добились полного запрета на подобную безбашенность в сфере строительства, сославшись на то, что рядом находился аэропорт. Район долгое время был не нужен ни Китаю, ни Британии, что делало его абсолютно выбивающимся из реальности. Будто ты читаешь какую-то антиутопию, где все люди живут в нищете, темноте и тесноте, где нет нормальных докторов – только самоучки, где умещались и публичные дома, и офисы китайских триад. Об этом отдельный разговор: триады были своеобразным правительством на территории Коулуна на протяжении долгих лет, они организовали на территории района нарколаборатории, казино, а также торговлю проститутками. У китайского правительства с мафией был разговор короткий, и в конечном итоге они ушли из района, хотя наркотики и проститутки никуда не делись. Впрочем, что можно было ожидать от такого рода масштабного гетто?

Удивительно как люди вообще могли жить в таких условиях, однако по данным 1980-х годов в Коулуне была даже некая инфраструктура. В районе располагалось 148 магазинов, а также 150 докторов, из которых 87 были дантистами. Естественно, многие из них не имели вообще никакой лицензии, и ходить к ним значило идти на большой риск. Однако отсутствие контроля и налогов в этом вопросе хорошо сыграло им на руку. Цены были на порядок ниже, чем во всём остальном Китае, в итоге к ним обращались не только жители этого гетто, но и вполне обеспеченные гонконгцы, которые просто хотели сэкономить.

brodude.ru_17.07.2015_aFypffG6YL06V

Вообще, всё развитие бывшей крепости легло на плечи её жителей. Ни одно из правительств не собиралось развивать район. Поэтому не удивительно, что всё было сделано кустарным способом. Некоторые колодцы, прорытые жителями, достигали 90 метров глубиной, всего было 77 колодцев, вода поставлялась с помощью насосов на крышу, а оттуда переходила по трубам в квартиры. Городские службы не посещали район, улицы не были обозначены, можно даже сказать, что адресов как таковых не существовало – почтальоны нередко не знали куда относить посылки. Уборка отходов также была задачей для жителей домов, и некоторые из них складировали мусор прямо на крышах зданий. Магазины обычно находились на нижнем уровне, там же – и услуги докторов, парикмахеров и тому подобное.

Удивительно, но если сравнить Коулун с теми же самыми бразильскими Фавелами, то градус насилия и преступности в бразильском аналоге значительно выше. В Коулуне же не происходили с такой завидной регулярностью убийства, изнасилования и прочие тяжелые преступления, на которые способен человек.

Всего в этом гетто насчитывалось 350 построек, взгроможденных одна на другую без намёка на какие-либо архитектурные стандарты и правила безопасности. Взаимосвязаны они были сетью проходов, переулков, которые зачастую перегораживались. Человеку, не выросшему в этом месте, сложно было ориентироваться в самом районе. В нём не было никакой логичности, составление карт являлось бессмысленным занятием, так как район был очень подвижным – всё быстро менялось, надстраивалось, разрушалось. Многие узкие проходы, которые с гордостью именовались улицами, достигали ширины в метр-полтора. А некоторые из этих улиц вообще находились на уровень выше. Всё это, конечно, напоминало дикий треш в самом худшем его понимании. Повсюду валялся мусор, множились крысы, в лавках на первом уровне продавали бургеры с котлетами из собачьего мяса. Кстати, одной из основной статей дохода местной пищевой торговли как раз и было собачье мясо.

Но при всей этой бедности, при всем этом ужасе люди как-то могли достойно жить. Не все были наркоманами, членами преступных группировок или проститутками. Можно даже сказать, что большинство населения Коулуна – это простые работяги со своими семьями, которых загнала в этот район нужда. Они работали без лицензии, без документов, без вообще официальной заработной платы на каких-нибудь подпольных текстильных фабриках. И умели развлекаться, как-то дружно жить. Район не представлял собой особой проблемы для полиции, особенно после того как триада потеряла в нём свои позиции. Люди радовались совсем незначительным вещам. Средняя площадь квартиры для проживания большой китайской семьи составляла около 20-25 метров. Жизнь в таких условиях походила на жизнь в громадной коммуналке, где, чтобы обойтись без скандалов и ругани, приходилось хорошо друг друга знать и своевременно оказывать друг другу помощь.

brodude.ru_17.07.2015_vCMcBcmG9Svay

Почти вся электрическая сеть, которая имелась в Коулуне, была нелегальной. Электричество просто воровали из соседних районов, а на крышах можно было увидеть бурную жизнь беднейших представителей Китая – крыши были чем-то вроде парков и мест отдыха, где собирались всей семьей, с детьми и друзьями.

В общем, совсем странная для нас жизнь, которую трудно воспринимать как нечто реальное. Район в итоге снесли в 1994 году. Вместо него сделали красивый парк, который является, быть может, абсолютной противоположностью того, что было там столь долгое время. От Коулуна ничего не осталось, а жителей переселили в обычные бюджетные квартиры.

Такое место не могли не возбудить умы кинематографистов и писателей. Слишком уж всё было монструозно и как-то странно. К примеру, в романе известного фантаста Уильяма Гибсона упоминается виртуальный город хакеров, который, согласно самим словам автора, является прообразом Коулуна; действие боевика «Кровавый Спорт» 1988 года, где снялся Жан-Клод Ван Дамм, напрямую разворачивается в этом поселении-крепости.

brodude.ru_17.07.2015_zKzcmbPuMNIxc

Коулун в конец своего жизненного пути походил на страшного, разросшегося монстра-мутанта, который своими щупальцами стремился дотянуться как можно выше, пускай коряво, с болью, но всё-таки у него получалось. Город-крепость, имеющий свои собственные тайны, которые нам не дано узнать, и который послужил приютом для многих десятков тысяч человек, лишенных нормальной жизни. Почти век крепость развивалась согласно своим собственным законам, над ней не было давления государственного организма, возможно, её можно назвать анархией во плоти. В итоге Коулун умер, как и положено крепости, подчистую снесенной враждебной и чуждой силой.