Колосс Родосский: бронзовый гигант и символ конца эпохи Александра Македонского

Мартин Кучерас
01 октября, 2021
10.2k
0
Культура
в избранное

Колосс Родосский — огромная, 38-метровая бронзовая статуя древнегреческого бога Солнца — Гелиоса, воздвигнутая островитянами с Родоса для того, чтобы увековечить память о героической обороне города и отдать дань уважения своему богу-заступнику. Одно из семи чудес света, несмотря на свои внушительные размеры и благородный вид, оказалось самым недолговечным из всех: Колосс Родосский простоял на своих широких могучих ногах у входа в греческий город всего полвека, после чего преклонил колени, но не перед людьми, а перед жестокой стихией, которая буквально предала тело бога Солнца Гелиоса земле. Но это было значительно позже, а началось всё с развала эпохи Александра Македонского.

Нашествие Циклопа на Родос

После смерти великого полководца Александра Македонского в 323 году до нашей эры в империи завоевателя начался «раздел наследства»: сатрапы, полководцы и приближённые к царю с помощью междоусобных войн, заказных убийств и прочих не самых законных методов пытались выяснить, кому достанется самый лакомый кусочек государства. Всё это привело к тому, что в 302 году до н.э. бывший полководец Александра Македонского, Антигон I Одноглазый, прозванный в народе по понятным причинам Циклопом, отправил своего сына Деметрия Македонского с 40-тысячным войском на Родос с целью его захватить и присоединить к своим владениям. 

Стоит отметить, что остров Родос оставался одним из немногих мест в средиземноморье, который никак не участвовал в делении наследства Александра Великого. Родосцы ни с кем не воевали и даже стали значительно богаче благодаря политике сохранения нейтралитета: предприимчивые греки торговали с враждующими сторонами и сколотили себе внушительное состояние на кровавой бойне преемников македонского завоевателя. Антигон разумно решил, что неплохо было бы присоединить к себе такой зажиточный остров, однако, родосцы отклонили предложение Циклопа о союзе, так как в таком случае им бы пришлось отказаться от выгодного сотрудничества с рядом других государств. Ранее под своё крыло Родос уже взял египетский царь Птолемей, который оказывал острову поддержку и с его помощью контролировал торговлю в Средиземном море.

Антигон, конечно, возмутился столь грубому отказу Родоса и послал 40 тысяч человек во главе со своим сыном на осаду острова. Противники македонян тоже были не лыком шиты и имели в своём арсенале хорошую оборону, много провизии, ресурсов и вполне боеспособное войско, которое, правда, было совершенно не готово сдерживать наступление 40 тысяч обученных опытных бойцов. Родосцы пытались «сгладить углы» всеми возможными методами, самый радикальный и самый забавный из них заключался в том, что островитяне воздвигли в центре города две огромные статуи Антигона и Деметрия и, чтобы умаслить захватчиков, поклонялись им как своим царям и богам. Даже посреди осады греки сетовали на досадное недоразумение, уверяя, что с Циклопом остров находится в дружеских отношениях, и что вообще они его подданные и не понимают, почему у берега острова развернулась внушительная наступательная операция.

Однако Деметрий был непреклонен в своих намерениях и настаивал на военном захвате Родоса. Неизвестно, сыграла ли роль врождённая кровожадность полководца или у него просто чесались руки доказать отцу свою боеспособность, но Деметрий Македонский подошёл к осаде ответственно и изобретательно, использовав новейшие военные достижения своей армии. Для начала он закрыл кораблями всё водное пространство вокруг острова, чтобы не допустить подкрепления от союзников Родоса. Потом македонцы высадились на берег и начали планомерно разрушать богатые предместья города: рубили деревья, собирали провизию, грабили население и занимались другими типичными для завоевателей делами.

У жителей Родоса дела обстояли значительно хуже: без доступа к внешнему миру от богатства греков не было никакого толка, а помощь от Птолемея могла либо вообще не прийти, либо прийти слишком поздно, поэтому родосцам пришлось самим думать, как обороняться от захватчиков. Подсчитав свои силы они пришли к выводу, что всего в городе 6 тысяч боеспособных греков и ещё 1 тысяча иноземцев, готовых взяться за оружие для обороны города. Они даже завербовали рабов, пообещав им свободу и гражданство, а в случае смерти — достойные похороны и пособие семье: дочерям — приданое, сыновьям — вооружение в праздник Диониса, а родителям достойную пенсию.

Для обороны было задействовано всё население города, стоит признать, что родосцы взялись за дело с должным энтузиазмом. Местные меценаты жертвовали собственные деньги для вооружения и укрепления обороны, боеспособное население тренировалось каждый день, ремесленники и инженеры работали над защитными сооружениями и снарядами, даже женщины помогали, чем могли — таскали камни и отрезали волосы на тетиву для луков.

Деметрий же вспомнил о своих инженерных талантах и после нескольких неудачных боевых вылазок начал активно готовиться к осаде. Он выстроил орудия поистине невиданных размеров, начав, однако, всего с двух огромных «черепах», заведомо защищённых деревянными навесами от прямых и метательных атак. На этом он не остановился и построил две осадные башни, высотой превосходившие стены гавани Родоса, напоследок укрепив их частоколом для обороны сооружений со стороны моря.

Деметрий остался доволен постройками, и состоялось сражение, в котором, несмотря на множественные потери с обеих сторон, победу одержали всё-таки островитяне. Сын Циклопа не опустил руки, взялся за дело с удвоенным усердием и соорудил такие осадные машины, которые стали для древних греков настоящим кошмаром наяву.

Деметрий построил девятиэтажные гелеполы — новейшие устройства македонского изобретения, предназначенные непосредственно для осады крепких стен. Они достигали чуть больше 60 метров в высоту и около 30 в ширину, машины были обиты листовым железом и даже могли двигаться в любую сторону, благодаря наличию 8 колёс. Для того, чтобы привести настолько смертоносное оружие в движение, требовались усилия 3400 человек. Этого захватчику показалось недостаточно, и он решил окончательно добить моральный дух греков, построив несколько дополнительных «черепах» , защищённых металлическими пластинами, и срыв всю землю до ровного основания на расстоянии в 1200 шагов от города. После этого войска Деметрия заняли свои позиции, а корабли вышли в море, чтобы перекрыть подходы гуманитарной и военной помощи от Птолемея.

План был определённо хорош, но сработал совершенно не так, как изначально задумывалось. Активная фаза наступления македонцев пришлась на осень — сезон штормов в Эгейском море. В итоге корабли Деметрия раскидало по волнам как листья на осеннем ветру. Это дало возможность Птолемею прислать на подмогу союзникам как бойцов, так и провизию. В конце концов, штурм окончился очередным поражением отпрыска Антигона, и он, здраво оценив своё положение, сложил полномочия и, не получив подкрепления от отца, с гордо поднятой головой уплыл обратно в Македонию. 

В качестве дани уважения мужественной обороне греков он даже оставил им на память одну из своих огромных осадных машин. В итоге грекам и македонцам всё-таки удалось заключить взаимовыгодный союз, который обязал родосцев оказывать поддержку Деметрию и Антигону в обмен на свободу города. В результате осады, продлившейся целый год, Деметрий получил прозвище Полиоркет, то есть «Осаждающий», а Птолемея стали звать Сотером, или «Спасителем».

Колосс Родосский — бронзовый гигант во славу Солнца

Чтобы отпраздновать долгожданный триумф над Македонией и заодно восславить Гелиоса, жители Родоса решили продать брошенные Деметрием осадные орудия и на полученные суммы построить огромную статую в честь своего покровителя. Важно отметить, что Гелиоса островитяне почитали не просто так: по легенде, он буквально поднял Родос из морских глубин, чтобы его будущие обитатели могли восхвалять могущество бога Солнца. 

Греки поручили изготовить Колосса знаменитому мастеру по скульптуре — Харесу. Он согласился воздвигнуть 18-метрового гиганта из преимущественно глины и бронзы, однако впоследствии родосцы с присущей им гиперболизацией решили, что 18 метров недостаточно, и попросили мастера увеличить высоту в два раза, заплатив также в два раза больше. Харес, будучи скульптором, а не математиком, с радостью согласился, но, как выяснилось, для того, чтобы увеличить статую в 2 раза, требовалось в 8 раз больше материалов, поэтому мастеру, чтобы не упасть в грязь лицом, пришлось занимать колоссальные, как само творение Хареса, суммы у друзей и знакомых.

Скульптор творил долгих 12 лет. При работе, чтобы использовать эффект неожиданности, он увеличивал земляной холм рядом со статуей, дабы закрыть рождение Гелиоса от посторонних любопытных глаз. Когда работа была закончена, над гаванью возвысился сияющий в лучах своего повелителя Гелиоса бронзовый юноша-бог с лучистым венцом на голове. Расположенный на мраморном постаменте Колосс Родосский встречал торговые корабли в порту и символизировал всем своим видом богатство и величие Родоса. О Харесе, к сожалению, сказать того же самого нельзя: он обнищал, его окружили ростовщики и кредиторы, и великий мастер был вынужден покончить жизнь самоубийством.

Недолгий век Колосса Родосского

Бронзовый гигант, на изготовление которого ушло примерно 13 тонн бронзы и 8 тонн железа, простоял на своих могучих ногах очень недолго: чуть больше 50 лет понадобилось стихии, чтобы «спустить» Гелиоса с небес на землю. Колосс Родосский был вынужден преклонить колени перед землетрясением, происшедшим примерно в 225 году до нашей эры. Даже лёжа на земле, гигант поражал своим величием и предсмертным благородством. По утверждениям древнегреческих летописцев, далеко не каждый человек мог целиком обхватить большой палец поверженного Колосса. 

Его разбитые останки пролежали на земле больше тысячи лет и, вероятно, пролежали бы ещё дольше, если бы захватившие Родос арабы в 977 году нашей эры не продали бы бронзовые куски купцу, который, по легенде, нагрузил ими целых 900 верблюдов.

Однако Колосс Родосский не погиб бесследно: он не только остался известен современным людям как одно из чудес света, но и нашёл своё перерождение в американской статуе Свободы. Известно, что архитектор вдохновлялся образом Колосса, когда работал над символом независимости США. Внутри совместного произведения Фредерико Бартольди и Густава Эйфеля даже расположена бронзовая табличка с выгравированным на ней стихотворением Эммы Лазарус под названием «Новый Колосс».

12 пугающих статуй, которые ты вряд ли захочешь увидеть в реальности