Культура

Классика,
обязательная к прочтению #8

  • 11502
  • 2
  • Теодор Седин

Продолжаем обсуждать и советовать лучшее, что досталось человечеству от предков.

Иной раз, составляя список, невольно задумываешься: а как оценить, является ли произведение классикой?

По сроку давности? Или по тиражу? Но ведь в 18 веке писало не меньше людей, чем сейчас, да и «50 оттенков серого» нельзя назвать классикой. Наверное, дело в заложенной мудрости, которая должна пройти испытание временем. Небольшое, но воспитание. Из того и исходим, составляя списки.

1. «Ярмарка тщеславия», Уильям Мейкпис Теккерей

brodude.ru_29.06.2016_pnMSgjvBWmiqo

Но на Ярмарке Тщеславия титул и карета четверней — игрушки более драгоценные, чем счастье.

Кто знает толк в литературной сатире лучше англичан? Да пожалуй, никто. Уильям Мейкпис Теккерей был одним из крупнейших английских писателей еще той интеллигентно язвительной сатиры, которая как раз и заложила основу как в тот самый непостижимый британский юмор, так и в мировую литературу заодно. Ведь английских писателей очень ценили и любили. Главным ремеслом писателя была журналистика, так что он являлся мастером в освещении нравов общества (особенно в еженедельном режиме). Журналисты — люди циничные и немного грубые, привыкшие смотреть на жизнь с позиции критика и зрителя, и, наверное, поэтому в весьма своеобразном вступлении романа, автор приглашает нас посмотреть кукольный спектакль, намекая на то, что все участники действа — всего лишь марионетки. Как говорится, весь мир — театр, а люди в нем актеры. А дальше... дальше начинается увлекательное действо на 900 страниц.

Хотя, безусловно, произведение понравится не всем. Слишком много отступлений, много авторских рассуждений, мало динамики. К тому же роман описывает события, произошедшие в наполеоновскую эпоху — сплошная рафинированная классическая литература про чуждое время и общество. Но классика на то и классика, что актуальна во все времена. И две главные героини, одна из которых — дочь обеспеченных родителей и неисправимая идеалистка, а другая всеми силами пытается выбиться в высшее общество. Хотя, как пишет сам Теккерей, это роман без героя. Здесь нет на 100 % хороших и на 100 % плохих персонажей, так что не торопись винить Бекки Шарп. Думаю, желания не возникнет, ибо Теккерей так точно смог описать человеческие чувства, что становится не по себе. Мы ведь и сами задумывались о том, что любые способы пробиться в высший свет хороши.

2. «10 негритят», Агата Кристи

brodude.ru_29.06.2016_1MNo4eM57Nl3J

Последний негритенок поглядел устало,
Он пошел повесился, и никого не стало.

Королеву детективов не упомянуть грешно. Только надо выбрать, что конкретно посоветовать. Агата ведь дама талантливая, так что советовать что-либо конкретное очень и очень непросто. Наверное, в обязательную программу нужно включить «Убийство в «Восточном экспрессе». Одно дело смотреть на Девида Суше в образе принципиального бельгийского сыщика Эркюля Пуаро и совсем другое читать о похождениях блестящего детектива и его легендарных усов, чтобы между усами и тобой не было никаких актеров.

Блестящее, увлекательное чтиво, держащее читателя в напряжении на протяжении всего романа. Классический сюжет: куча подозреваемых, убийца неизвестен, замкнутое пространство, никаких садовников, чтобы свалить на них преступление. Но оторваться невозможно, красивый язык, неспешное, увлекательное повествование. Самое то, чтобы читать у камина.

Хотя госпожа Кристи шикарно писала и ужастики вроде «10 негритят». Вот эта книга пугает, волнует и шокирует несмотря на то, что все чопорно, надменно и по-английски.
История про 10 незнакомых людей, приглашенных в замок мистером и миссис Оним и начавших поочередно умирать, стоит прочтения не меньше, чем ее советская экранизация просмотра. «10 негритят» — триллер на уровне Стивена Кинга, резко выбивающийся на фоне остальных произведений писательницы. Единственная трудность — запомнить героев, но гораздо труднее подобрать слова, чтобы описать великолепие произведения. Это очень стильно.

3. «Волшебная гора», Томас Манн

brodude.ru_29.06.2016_zNWSQL2WQfm3q

Ни одного сколько-нибудь связного суждения, ни одной отвлеченной мысли человек не выскажет без того, чтобы не выдать себя с головой, бессознательно не вложить в них все свое «я», не передать символически лейтмотив и исконную проблему всей своей жизни.

Разбавим наконец-таки избыток британского чем-нибудь немецким, как в Первую мировую. Грешно не сказать про Томаса Манна и его «Волшебную гору». Описать это долгое, прекрасное, умное, восхитительное, глубокое, интересное, философское, историческое, провидческое, ироническое, серьезное, классическое, модернистское, романтическое, изумительное произведение можно только хорошими и слишком литературными словами. «Волшебная гора» — большое, даже очень большое произведение, но в нем нет ни капли, ни слова лишнего. Оно и должно быть таким монументальным и таким философским. Но книга не должна тебе понравиться, в конце концов, здесь слишком много философии и слишком много большого пространства, в котором ничего не происходит. Но здесь очень много личных переживаний автора. Описанная лечебница для туберкулезников взялась не с неба, в ней лечилась жена писателя. Настроение у него, ясное дело, было противное и мысли лезли сугубо философские — о жизни, смерти и людях, религии, истории и человеческих отношениях.

За сие произведение Манн получил Нобелевскую премию. Его назвали адептом немецкой литературы нового времени, хотя ему больше подходит век XIX, такая там речь. Фанатам психоанализа читать обязательно.

4. «Трилогия желания», Теодор Драйзер

brodude.ru_29.06.2016_RX41KFsKrYrDg

Радуйся, что на пути твоем встретился бедняк, ибо, помогая ему, ты помогаешь себе.

Трилогия Драйзера способна получше всяких бизнес-тренингов объяснить, как устроен этот мир и что нужно делать, чтобы быть успешным. Драйзер не лукавит, Драйзер искренен, он поместил эти советы в рамки высокохудожественного произведения, оформленное ни много ни мало в три огромные книги, которые очень интересно читать. Уникальность трилогии в том, что она рассказывает и подробно в деталях описывает финансовую, политическую, культурную и общественную жизнь Америки в конце XIX и начале XX веков. Всем, кто любит биографии и одержим мечтой сорвать большой куш, настоятельно рекомендуем ознакомиться этим произведением. Вернее, с тремя отдельными романами: «Финансистом», «Титаном» и «Стоиком».

На протяжении всех трех книг тебе предлагается наблюдать за жизнью Фрэнка Алджернона Каупервуда, который из простого спекулянта превращается в финансовую акулу с миллионным состоянием (это еще по тем временам). Очень много внимания уделяется махинациям, темному закулисью финансовой и политической жизни и, конечно же, человеческому становлению. Тут и про измены, и про зависть — лучшей биографии не найти. В общем и целом, эта книга о том, как устроен мир.

5. «Отцы и дети», Иван Тургенев

brodude.ru_29.06.2016_HjubPvA6C0flj

Появление пошлости бывает часто полезно в жизни: оно ослабляет слишком высоко настроенные струны, отрезвляет самоуверенные или самозабывчивые чувства, напоминая им свое близкое родство с ними.

Все таки, Тургенев — гений. Одним только образом Евгения Базарова затронул проблему вечности — конфликт между отцами и детьми, между старым и новым, между отжившим и грядущим. Вечность, безграничная вечность в этих строках. Посмотри на себя, на своих родителей, на поколение, до сих пор не понявшее, как можно зарабатывать с помощью развлечений, как можно не верить в бога и как можно святотатствовать относительно вещей исконно неоспоримых. Посмотри, а потом прочтешь. Разница лишь во времени действия. Базаров — современный беспринципный циник, не омега, не сыч, не хипстер, а то большинство, к которому все стремятся. Нигилист, одним словом. Нынешние «диванные критики» все по-своему Базаровы. Но быть Базаровым в наше время (как, впрочем, и тогда) — это значит быть мудрецом в стаде овец. Все ничего, если бы в суждениях не было так много вопиющих ошибок.

Противостояние принципности в виде Кирсанова и беспринципности в виде... мы слишком много упомянули его фамилию, — то вечное золотое зерно, которое во все эпохи будет актуально. Без нюней, взрослые проблемы для взрослых мальчиков. Это ведь не «Дворянское гнездо», это — для всех.