Как технологии контролируют нашу жизнь: от владельца до раба

Валерий Молодой
Ноябрь 23, 2018
1.2k
1
Культура
в избранное
За несколько десятков лет до появления интернета его популярность предсказал канадский профессор философии и литературный критик Маршалл Маклюэн. Он первым романтизировал образ электронных СМИ и вывел собственную модель развития человеческой цивилизации на примере поступления/поглощения информации. Маклюэн считал, что культура и прогресс неразрывно связаны и преследуют одну и ту же цель (развитие и эволюционирование человека), но разными средствами. Он исследовал восприятие людей под воздействием технического и культурного прогресса, прошлого и настоящего. Профессор полагал, что их симбиоз чем дальше, тем сильнее восприятие это искажает.

История человеческой цивилизации по Маклюэну:

Доисторическое общество и дописьменная культура: племенной строй, прямое общение только со своими и только на темы того, что окружает соплеменников.

Письменная культура: формирование цивилизованного общества, национализм, индивидуализм и промышленные революции.

Современность: эпоха так называемого электронного общества, где благодаря скорости передачи информации у потребителей формируется многомерное восприятие мира из-за множественных взглядов и мнений сразу в одном месте.

Маклюэн же первым предсказал гибель печатных СМИ и телевизора как закостенелых представителей прошлого поколения. Причина его уверенности заключалась в том, что «умирающие» — представители старой эпохи, где толпа слушала голос одного. Не было коммуникации читатель-автор, не было дискуссий и обсуждений, новости выходили строго по одной на издание. Это значит, что и потреблять было нечего: все, разделяли они мнение или нет, получали ровно одну и ту же информацию. «Визуальная культура» печатных изданий и телевизора, от которой мы перешли на самостоятельный анализ и большую зависимость от контекстов событий и мнений, сменялась понятием «глобальная деревня». Сын Маклюэна утверждал, что термин придумал не его отец, но именно благодаря ему он стал популярным и известным.

«Глобальная деревня» — социальная организация общества, при которой весь земной шар сжимается до крохотной деревушки, где все друг друга знают, быстро обмениваются информацией и из-за слухов с каждой лавочки могут как сформировать собственное мнение, так и собрать его из обрывков чужих. Эта организация вновь вернула бы нас к племенному обществу, но гораздо более осознанному. Вернула бы в пользу упрощения общения.

В выдвижении этого тезиса лежат годы работы и исследований по воздействию электронных (мгновенных) коммуникаций на человека и общество в целом. Маклюэн понимал интернет как часть человеческих технологий и ставил его в один ряд со всеми изобретениями, в корне изменившими цивилизацию: с колесом, одеждой, автомобилем. Он считал, что все мировые технологии есть способ модифицировать наше тело. Одежда, каменные дома, колеса, стремена — все они расширяют возможности человеческого тела: мы можем дольше жить, дальше ехать и спокойнее переносить непогоду. Вроде можно и без этого, но тяжело, а с технологиями куда проще. Это апгрейд, позитивное усиление, которое однозначно делает нас лучше.

Позитивные и негативные улучшения

Развитие технологий несло в себе одну общую глобальную цель — упростить и улучшить нашу жизнь. Равно как и много однозначно позитивного, в мир пришло немало и деструктивного, что препятствует нашему развитию и даже вредит. Технологии — рычаг, инструмент. Но если не уметь им пользоваться, то он может и покалечить.

Технологии дополняют нас и нашу жизнь, вступают в позитивный симбиоз, превращая наши тела в своего рода киборгов. По предположениям Маклюэна, мы и вовсе киборги, и технологии — продолжение наших тел. Так, автомобиль — усиление ног, компьютер — мыслительных процессов, одежда — броня простейшего типа. Благодаря технологиям мы стали полнее и яснее понимать и ощущать мир вокруг себя и проще ориентируемся во времени и пространстве, раздвигая границы физических измерений.

Но эти же надстройки тела могут, как плохо воспитанная собака, укусить, если мы зазеваемся. Компьютер и интернет задумывался как средство мгновенной передачи информации и доступ ко всем библиотекам и архивам мира — только кнопку нажми. Он был призван сэкономить время и создать иллюзию «соседства». Но как все обернулось? Игры, соцсети, мемы и видео с котиками не несут в себе позитивных улучшений — они съедают наше время, которого и так мало. Да, поднимают настроение порой, но точно так же действуют физические упражнения, личное общение и сотни других занятий. Мы подменяем личный опыт чужим, аккумулируя в себе эмоции за счет наблюдений за абстрактными персонажами.

Таким же образом действуют технологии класса «комфорт» — дорогая одежда, диваны, с которых невозможно встать, украшения и дорогие гаджеты. Прямой функции «улучшить» они не имеют и несут в себе лишь заложенный маркетологами прошлого смысл.

Как не стать рабом технологий

Мейнстримная культурная тенденция последних пяти лет в мире — минимализм. Идея о том, что лишний информационный шум, упадочная роскошь и искусственное усложнение — пустота. И действительно ценными могут быть лишь те вещи, которые балансируют на грани аскетизма и эргономичности.

В минимализм не входят естественные потребности вроде еды, тепла, чистой воды и медикаментов. Упор на то, что нам не нужно много — вполне достаточно минимально необходимого, а чувственный опыт, точно такой же, как и от излишеств, можно получить бесплатно за счет природы и социальных интеракций. Нам также необходимо получать информацию, а значит, компьютеры и телефоны уже не могут быть забракованы минимализмом. Однако ровно до тех пор, пока мы пользуемся ими в рамках социокультурного обогащения.

Полезность технологии определяется целесообразностью ее использования: если она прокачивает тело — она полезна, если она наше тело убивает — она вредна.

Самый верный способ понять, что полезно, а что нет, — взглянуть как бы со стороны, как технология взаимодействует с нами и как она на нас влияет. Автомобиль быстро доставляет нас в любую нужную точку. Он прокачивает ноги, экономит время и силы — полезный. Социальные медиа, где шутят, творят вакханалию и заставляют смотреть все дальше и дальше, наслаждаясь бэдбарс–фарсом, заставляют нас ценить ощущения и эмоции других людей больше, чем свои собственные. И наши уже не кажутся нам чем-то нужным или хотя бы достойным существования. Времена дементоров, не иначе.

Минимализация полезности — критический взгляд через призму минимализма — способ разоблачения смысла той или иной вещи. А этот смысл, который вроде как лежит на поверхности, мы создали сами искусственно, чтобы оправдать привязанность к деструктивному. Это отличительная черта человека: мы склонны к саморазрушению.

Место технологий в нашей жизни

Среда — это сообщение.

Это высказывание Маршалла Маклюэна и правда едва ли не пророческое. Контекст, в котором существуют те или иные апгрейды нашего тела, зачастую важнее их самих. Эта некая принадлежность к какой-то определенной группе, нахождение в «семье» эмоционально стоит для нас любых жертв. Это следствие стремления к коллективизации и объединению — общинность любой ценой. В таких условиях всегда в выигрыше те, кто формирует общину, наполняет ее клеем и создает его. На этом клею и держится община — юмор, красота, вкус, нечто эфемерное, пристрастие к которому мы испытываем.

В этом кроется огромное отличие двух ступеней цивилизации по Маклюэну. На прошлой — человечество было разобщено, ценилась индивидуальность, и она была гораздо более сложнодостижимой. Сейчас, на ступени «деревни», необязательно иметь особые навыки, чтобы проанализировать интерес масс и «запрыгнуть в поезд». Племенная система лежит в основе микросообществ и сообщества более крупного — необходимости наличия тесной общей связи, общего интереса. И это извращает концепцию технологий.

От цели «усилить организм» технологии перевернулись в пользу социализации — выделения в группу по владению. Смысл технологий подменен на смысл «связи с технологией», то есть от изначальных владельцев мы превратились в заложников. Конечно, превратились не все, и до точки невозврата еще далеко. Но помимо тяги к саморазрушению, в человеческом геноме заложена и тяга к свободе. А значит, ни ты, ни мы рабами быть не хотим. И чтобы ими не стать, проанализируй, как влияют на тебя твои повседневные интеракции с технологиями и как сильно они прокачивают или разрушают именно твое тело.