Как российская компания Love Machines стала лидером на рынке секс-машин и перевернула индустрию

в избранное
партнерский материал
Отслеживать изменения в бизнесе в период пандемии довольно интересно. Некоторые сферы пострадали очень существенно, а другие наоборот – кратно выросли. Одна из таких ниш – продажа интим-товаров. Сегодня мы решили побеседовать с одним заметным участником рынка и узнать о положении вещей. Сергей Иванов – основатель и руководитель бренда секс-машин LoveMachines о том, сколько в России зарабатывают на сексе.


На всём постсоветском пространстве долгое время сохранялось практически табуированное отношение к теме секса, которое только недавно начало меняться. С какими проблемами вам пришлось столкнуться при запуске и в дальнейшем развитии?

Проблем законодательного, административного характера, не было. Если окунуться в историю рынка, то можно увидеть, что вибраторы и фаллоимитаторы начали продаваться в России с начала 90-х годов. Да, они были несколько примитивны, но люди уже были с ними знакомы.

Выросло целое поколение, что пользовалось этими игрушками много лет и поняло, что какими бы дорогими ни были, они не дают полной реалистичности и функциональности. Появились люди, которым такие простые игрушки наскучили. Клиенты поняли, что им нужно что-то поинтереснее.

Мы работаем на рынке интим-товаров с 2002 года и начинали с сети розничных секс-шопов по России. К 2007 году, освоившись в ассортименте и выявив потребности клиентов, поняли, что в России, да и в мире вообще отсутствует такая категория товаров, как секс-машины. Это электрические девайсы, которые могут выполнять большую часть работы во время занятий сексом. В России этих продуктов на тот момент не было вовсе. За границей производством занималась одна американская компания и то – это была всего лишь одна модель.

Так мы осознали, что эта ниша в мире не занята. В Америке есть компания Kink, которая много лет производит видеоконтент для взрослых. Для съёмок она создавала секс-машины из различных промышленных девайсов. Благодаря им мы поняли, как эти устройства должны выглядеть и какую функциональность иметь.

Само собой, поначалу интерес к такого рода товарам был довольно низкий и сырой, но сегодня уверенно могу сказать, что именно мы стали основоположниками рынка, сформировав полноценный спрос на секс-машины в России. Мы дали некоторое предложение, качественный продукт, регулярно проводили разные промокампании. И сегодня наша компания продаёт секс-машины на сумму около 1 миллиона евро в год. А китайские компании уже много лет копируют наши идеи, воплощая в своих продуктах, что даже приятно.

Пандемия сказалась на всех представителях бизнеса, но для некоторых этот период обернулся не кризисом, а новым витком роста. Как ковид повлиял на LoveMachines?

Как бы странно это ни звучало, пандемия отразилась на нас положительно. Весь прошлый год мы непрерывно росли – в продажах, в обороте и в валовых показателях. Поэтому жаловаться не на что. Видимо, люди, перестав ездить за границу, в отпуск, решили сэкономленными деньгами гасить возникший стресс. Они стали чаще заниматься сексом и пытаться делать это разнообразнее.

Первый квартал 2021 года у нас тоже выдался довольно успешным. Наибольшие обороты нам обеспечивают коммерческие заказчики – отели «на час», которые сдают номера для различных утех, игровые БДСМ-студии, ночные клубы.

Есть и ещё одна прослойка очень состоятельных клиентов, что ставят секс-машины в своих загородных резиденциях. Они оборудуют целые игровые комнаты с различными девайсами, для которых иногда даже приходится модернизировать имеющиеся модели. И таких клиентов в последнее время становится много, что интересно, потому что благодаря им мы можем несколько иначе оценивать собственные разработки и создавать новые идеи, которые после ставятся на поток.

Узнать подробнее о LoveMachines

Расскажите о коммерческом предложении, что поступило вам в конце прошлого года. Кто был покупателем и почему вы отказались?

Когда мне позвонили и назначили встречу, я думал, что один из новых состоятельных клиентов хочет оборудовать свою студию по примеру кого-то из друзей. Оказалось иначе: крупный бизнесмен из списка Forbes ТОП-50 заинтересовался покупкой нашей компании.

В тот момент я отказался, потому что мне хочется развивать этот бизнес и дальше самостоятельно. Это довольно творческий продукт, несмотря на финансовые показатели. Конечно, потом были мысли, что зря отказался или не попросил больше, но считаю, что если мы заинтересовали кого-то однажды, то в дальнейшем могут возникнуть более выгодные предложения, которые можно будет анализировать.

Насколько предложенная сумма соответствовала реальной стоимости вашего бизнеса?

Нам предложили 1,6 миллиона долларов, что в тогдашнем эквиваленте было чуть больше 100 миллионов рублей. Думаю, если бы сумма была в районе 2,5 млн, то, возможно, сделка бы и состоялась. Годовой оборот LoveMachines превышает 1 миллион евро, поэтому считаю, что компания стоит дороже. У нас огромная клиентская база, известный даже за пределами РФ зарегистрированный бренд, в активной фазе находятся несколько уникальных для мирового рынка разработок.

На рынке секс-индустрии России были сделки, где компании выставлялись и по 5, и по 10 млн долларов – в зависимости от масштабов. Как сказал потенциальный покупатель, он изучил статистику отраслей бизнеса в пандемию и понял, что ниша секс-товаров не пострадала вообще. Напротив, она даже выросла. Таким образом, он хотел диверсифицировать бизнес и вложить деньги в прибыльную сферу. Учитывая его финансовые и маркетинговые возможности, а также перспективы наших продуктов – эти инвестиции можно было бы отбить в течение года.