Как гробница древнего тирана стала популярным курортом Турции

Мартин Кучерас
08 октября, 2021
8.3k
0
Культура
в избранное

Незадолго до восхождения Александра Македонского как полководца и завоевателя Карией (нынешняя Турция) правил наместник персидского царя Артаксеркса II — Мавсол. История его правления, как и история его смерти, полна удивительных и неожиданных моментов: начиная от налогов на волосы и заканчивая поеданием сестрой Мавсола праха своего же собственного брата. В итоге 24-летнего правления персидского сатрапа в Карии столица государства была перенесена из древнего города Милас в более современный порт Галикарнас. Мавсол хоть и облагал граждан большими налогами, но украшал новую столицу, развивал морскую торговлю и даже успел проявить себя как завоеватель. И, как и большинство чрезмерно уважающих себя тиранов древности, Мавсол решил красиво и громко умереть, поэтому поручил построить знаменитый Мавзолей в Галикарнасе, который достраивала уже его жена, а после её смерти — зодчие.

Здание настолько впечатлило древних любителей искусства, что стало нарицательным: само слово «мавзолей» пошло от имени гробницы Мавсола. Как так вышло, что нынешние, в частности российские, туристы ежегодно толпами «танцуют на костях» карийского тирана — будем разбираться в этой статье.

Жадный Мавсол и скорбящая Артемисия

В 385 году до нашей эры царь Персии Артаксеркс II отправил в одну из провинций — Карию своего сатрапа Гекатомна. Наследники того самого Гекатомна правили государством вплоть до 334 года до нашей эры, когда эту область захватил Александр Македонский со своим войском. У Гекатомна было три сына: старший Мавсол, средний Идрей и младший Пиксодар. Также у персидского наместника родились две дочери: Артемисия и Ида.

В то время браки между членами семьи не считались чем-то противоестественным, поэтому, недолго раздумывая, Мавсол женился на Артемисии, а Идрей на Иде, в то время как для Пиксодара сестры не нашлось. Их отец, Гекатомн, просидел на престоле не очень долгие 8 лет, после чего скоропостижно скончался, оставив царское место старшенькому. Тот, в свою очередь, перенёс столицу из Миласа в Галикарнас и начал обустраивать город по своему повелению.

Этот выбор был не случайным, так как порт открывал правителю выход к морю и позволял не только развивать торговлю, но и приводить в исполнение свои захватнические планы. Мавсол расширил свои владения, подчинив себе часть греческих близлежащих островов, города Ионии и часть Ликии. Это ему показалось вполне достаточным, и тогда правитель Карии решил заняться благоустройством своего государства.

В первую очередь стоит отметить, что Мавсол всячески выказывал верность Артаксерксу II, своему повелителю, несмотря на то, что по версии Диодора именно он возглавил Великое восстание сатрапов против персидского владыки. Карийский тиран был жестоким, но справедливым: он увеличивал владения Артаксеркса, собирал налоги, содержал дорожные тракты и отправлял войска своему сюзерену. Он находился в хороших отношениях со многими близлежащими городами. В ионийских Эрифрах ему даже дали гражданство и воздвигли бронзовую статую на главной площади в его честь. По некоторым данным, под обаяние Мавсола попал даже крупнейший город Ионии Милет. Дело в том, что серебряные монеты, которые чеканились в Галикарнасе, производились по тому же принципу, что и ионийская валюта. 

В целом Мавсол поддерживал олигополию — режим, при котором в полисах, регионах или государствах правящей властью обладали только местные богачи. Свою внешнюю политику он развивал не очень широко, но достаточно мудро, оплетая дипломатическими щупальцами доверчивые умы наместников близлежащих городов. Так, ему удалось подавить восстание против себя в городе Иасосе: заговорщиков вычислили, сослали в изгнание, а их собственность распродали, чтобы добру не пропадать. При поддержке Мавсола на островном полисе Книде удалось установить такой любимый правителем Карии олигархический режим. 

Вообще, правителю Карии удавалось достаточно грамотно стравливать между собой две воинствующие стороны, чтобы позже без потерь для собственной армии собирать сливки уже после кровопролитных сражений. Самым удачным примером дипломатической экспансии Мавсола можно считать войну между Афинами и их союзниками в 357 году до нашей эры: города Византий, Кос, Родос и Хиос при поддержке Галикарнаса пошли против своих греческих покровителей. В итоге полисы победили, но желанную свободу обрёл только Византий: всех остальных прибрал к рукам хитрый Мавсол, отправив свои войска в обескровленные от длительных сражений города.

Помимо этого, Мавсол облагораживал новую столицу, смешивал греческую, карийскую и ионийскую культуры, развивал искусство и, так сказать, проводил выгодную экономическую политику, извращаясь в сборе налогов с собственных граждан всеми возможными методами. Как писал французский писатель Проспер Мериме: «Мавсол умел выжимать соки из подвластных ему народов, и ни один пастырь народа, выражаясь языком Гомера, не умел глаже стричь своё стадо. В своих владениях он извлекал доходы из всего: даже на погребение он установил особый налог… Он ввёл налог на волосы. Он накопил огромные богатства. Этими-то богатствами и постоянными сношениями карийцев с греками объясняется, почему гробница Мавсола была причислена к семи чудесам света». Царствование Мавсола было активным, жёстким и противоречивым, но его до сих пор считают самым именитым и достойным из всех правителей Карии.

330 статуй на могиле тирана

Мавсол активно насаждал в Карии греческую культуру, да и сами карийцы вдохновлялись эллинами, вступая с ними в брак и награждая своих детей исконно греческими именами. Карийцы даже переименовывали города: к примеру, Латмос стал Гераклеей, в честь героя древнегреческих мифов Геракла. Гекатомниды приглашали к своему двору греческих философов, писателей, ремесленников и прочих мастеров, которые могли бы оставить часть своей культуры в Карии.

Мавзолей в Галикарнасе начали строить за 5 лет до смерти карийского тирана — в 353 году до нашей эры. Очевидно, Мавсол во многом вдохновлялся египетскими фараонами, которые начинали облагораживать свою могилу ещё при жизни, выстраивая огромные пирамиды ради вознесения души к звёздам. В работе над мавзолеем были задействованы шесть основных действующих лиц: греческие архитекторы Пифей и Сатир, а также скульпторы Леохар, Скопас, Бриаксид и Тимофеос. Согласно античным записям, проектом руководил не сам Мавсол, а его жена и сестра Артемисия, которая, в общем-то, старалась и для себя в том числе — её похоронили рядом с мужем. 

Гробница по повелению Мавсола расположилась в центре города. Она задумывалась как усыпальница и храм для поклонения ушедшему монарху. На трёхступенчатой пирамиде располагалось основное здание — птерон, ограниченный 36 колоннами. Верхушку мавзолея Пифей украсил квадригой: царь Мавсол со своей красавицей-женой-сестрой Артемисией управлял каменной колесницей. Общая высота здания составила 46 метров.

В работе над мавзолеем в Галикарнасе скульпторы и архитекторы смешали ионический, греческий и коринфские стили, что в совокупности дало необыкновенный, но изысканный результат. Каждый из скульпторов занимался строго отведённой ему частью света: восток достался Скопасу, Бриаксиду — север, Тимофеосу — юг, ну а западной частью занимался Леонхар. 

Внутренняя планировка трёхэтажного комплекса выглядела следующим образом: на первом этаже площадью в 5 тысяч квадратных метров располагался траурный зал, на втором этаже находилась мраморная колоннада из 36 колонн с множеством статуй, а третий этаж — конусовидная могила Мавсола и Артемисии, стены которой были украшены барельефами с изображениями военных походов монарха. На самой верхушке находилась та самая колесница, на которой правитель Карии мчался прямиком в загробное царство.

Статуи представителей династии Гекатомнидов на колоннаде, группы скульптур на цоколе мавзолея, колесница на вершине пирамиды, три скульптурных фриза и акротерии — украшения, располагающиеся на верхушке здания, суммарно насчитывают как минимум 330 статуй в архитектурной композиции мавзолея в Галикарнасе. Во дворе при гробнице скульпторы установили статуи львов и всадников в качестве украшения: по легенде, они должны были стать защитой Мавсола в царстве мёртвых.

Общая идеологическая концепция усыпальницы заключалась не только в прославлении Мавсола, но и в утверждении преемственности власти его наследников: архитектура была подчинена идее того, что династия Гекатомнидов будет ещё долгое время править Карией, что и произошло: на карийском престоле успели отсидеть свой срок все сёстры и братья покойного Мавсола, даже после захвата области Александром Македонским.

Монарх не дожил до завершения строительства своей гробницы, поэтому её достраивала Артемисия, которая так скорбела по мужу, что смешивала с едой и питьём его прах, чтобы поскорее отправиться вслед за Мавсолом в загробный мир, и помочь ему в управлении той самой пресловутой колесницей. Оставшись без непосредственного руководства, греческие мастера решили, что мавзолей в Галикарнасе — уже не просто заказ, а очередной шедевр греческой архитектуры, а значит, оставлять его незаконченным — всё равно, что унизить себя как творца, поэтому творческая команда всё-таки довела гробницу до ума спустя несколько лет после смерти Артемисии, которую захоронили рядом с мужем.

Прощальный подарок Мавсола современным туркам

Мавзолей в Галикарнасе простоял 16 веков, что достаточно долго по сравнению с другими чудесами света (Колосс Родосский, например, простоял всего полвека). В 13-ом столетии нашей эры гробница Мавсола рухнула из-за прогремевшего в Галикарнасе землетрясения, однако, на останки храма никто не обращал внимания до тех пор, пока туда не пришли рыцари-иоанниты в начале 15-го века.

Европейский архитектор Генрих Шлегелот задумал соорудить крепость для обороны от турков и в качестве строительного материала решил использовать останки галикарнасского мавзолея, потому что, а почему бы и нет. Бравые госпитальеры, они же в будущем — Мальтийский орден, сначала соорудили часовню, а через 30 с небольшим лет справились и с замковой стеной.

Войска Оттоманской армии не раз осаждали бастион, однако, так и не достигли желаемого результата. После неудачного покушения на престол в этом замке скрывались сын султана Мехмеда II и брат султана Баязида II в 1484 году. Через 10 лет священные рыцари использовали оставшиеся камни для укрепления бастиона со стороны моря, а в 1522 году окончательно растащили остатки мавзолея в Галикарнасе, забрав даже статуи, которыми украшался барельеф. Как ни странно, Мальтийскому ордену скульптуры не помогли обороняться против армии султана Сулеймана (привет фанатам «Великолепного века») и крепость отдали туркам, которые перестроили церковь под мечеть и были таковы.

Однако крепость Святого Петра, построенная госпитальерами, в некотором роде дала вторую жизнь разрушенному Македонским Галикарнасу. После завоевания султаном Сулейманом Родоса и Галикарнаса, рыцари были вынуждены отступить на Мальту, а сам город навсегда (с редкими перерывами) закрепился в турецких владениях. В 2021 году большинство туристов, в особенности российских, даже не осознают, что посещая современный Бодрум, они стоят на той самой земле, на которой скорбящая Артемисия ела прах своего мужа-брата-Мавсола, и воришки-рыцари растаскивали статуи с гробницы жадного тирана во имя Христа.

От храма Святого Петра сейчас остались лишь камни, которые и близко не отражают былого величия мавзолея в Галикарнасе, но тем не менее являются главной достопримечательностью Бодрума. Из наиболее видных артефактов, сохранившихся с того времени, можно выделить статую Артемисии, и, предположительно, Мавсола, которую собирали из 74 различных фрагментов. Сейчас брат с сестрой снова воссоединились в Британском музее в качестве оригиналов разрушенных статуй мавзолея. Русскую копию Мавсола, изготовленную в 19-ом веке, можно увидеть в музее имени Пушкина.