Как быть рыцарем: идеализм, честолюбие и куртуазная любовь

Марк Матроскин
10 апреля, 2020
17.5k
0
Культура
в избранное
Весь идейный мир Средневековья был пропитан религиозными представлениями. Примерно в той же степени феномен рыцарства являлся главным смыслообразующим элементом в жизни замкнутой прослойки людей — аристократической знати.

На первых порах рыцарство развивалось в русле того же ортодоксально-религиозного течения, что и другие культурные сферы того времени, но к концу своего существования от былого возвышенного рвения остается одна обрядная сторона — пестрая и пустая бравада, высмеянная в бессмертном образе странствующего Дон Кихота.

Кто такие рыцари

Тезисно средневековое общество можно описать следующим образом: господь велел простому народу появиться на свет, чтобы трудиться; духовенству предназначалось блюсти дело веры, а аристократии предписывалось поддерживать Церковь и бороться с вероотступниками и прочей ересью.

Средневековый рыцарь — это и есть представитель той самой аристократии, верхней прослойки общества, основным занятием которого были военные походы и соблюдение «благородного образа жизни». В награду за свои услуги рыцари получали землю и становились феодалами.

Формально звание рыцаря дается не по праву рождения, а через особый обряд посвящения, но в действительности приобщиться к священной касте христовых воинов могли лишь единицы: большая часть жителей средневековой Европы «трудилась на земле», чтобы добыть себе и благородным аристократам средства к существованию.

Йохан Хейзинга, нидерландский культуролог и большой исследователь средневековой культуры, формирует лапидарное рыцарское кредо следующим образом:

Цели, стоящие перед средневековым рыцарством, — это стремление к всеобщему миру, основанному на согласии между монархами, завоевание Иерусалима и изгнание турок.

За что мы воевали с турками 12 раз: 7:3 и две ничьи

Земное честолюбие против небесного спасения

Рыцарская идея родилась во времена зрелого Средневековья и представляла романтический идеал, сотканный из возвышенных чувств и пестрых фантазий культурной элиты своего времени. Или, по словам того же Хейзинги, «возвышенное до прекрасного высокомерие».

Основополагающие нравственные координаты человека благородного звания — гордость и честолюбие: «Княжеская слава ищет проявиться в гордости и в высоких опасностях; все силы государей совмещаются в одной точке, именно в гордости».

Честолюбие и жажда славы сильно контрастировали с господствующими в клерикальной среде представлениями об аскетизме и христианском смирении, присущими большинству обывателей того времени.

В своем изначальном выражении рыцарский идеал был неразрывно связан с аскетическим элементом. Обет безбрачия — характерная особенность первых рыцарских орденов. Иными словами, ранний рыцарский период больше напоминал монашеский орден или религиозную секту, нежели помпезный маскарад с турнирами, культом любви и поисками земной славы, характерный для более поздних этапов.

С течением времени представление о святом воине, рыцаре-аскете, постепенно размывалось. Как пишет Хейзинга, «время позднего Средневековья — один из тех завершающих периодов, когда культурная жизнь верхних слоев общества почти целиком сводится к светским забавам».

Другой известный лейтмотив позднего рыцарства — поиск и спасение дамы сердца. Так томительная мечта о подвиге во имя любви заслоняет собой ревностное наблюдение за исполнением божественной воли.

В общем, в своем финальном изводе угрюмый рыцарь-фанатик в монашеской рясе всё больше походил на смешного в своем патетическом надрыве рыцаря-романтика, волочащегося за женщинами и мечтающего о мирской славе.

Как желание стать успешным превратилось в культ и почему успешным может стать не каждый

Из рыцаря в бюргеры

Обуреваемое страстями, катаклизмами и беспросветным религиозным фундаментализмом, средневековое общество остро нуждалось в социальном, эстетическом, этическом идеале. Живым воплощением этого высокого идеала на протяжении столетий оставалась рыцарская идея.

Как любое мифотворчество, рыцарство заключало в себе зашитое внутри противоречие — несоответствие между декларацией и действительностью.

Начиная как исполнительный орган божественной воли, Орден бедных рыцарей Христа неизбежно превращался в аристократический клуб городских фанфаронов.

Формальная, обывательская сторона рыцарства возымела верх на сакральной. Капиталистическая этика избавила Европу от высоких помыслов и губительного идеализма. К XVII веку рыцарь обратился в самопародию. Потомок тевтонского ордена, утонченный дворянин «хоть и придерживается сословных правил и требований чести, более не мнит себя борцом за веру, защитником слабых и угнетенных».

16 правил настоящих рыцарей, которым стоит следовать и сейчас