Чему можно научиться у настоящих пиратов

Теодор Седин
Сентябрь 19, 2016
14.5k
3
Образ жизни
в избранное
brodude.ru_19.09.2016_Olr9fWE7pI6d2
Сегодня весь мир, скучающий по одноглазым мужчинам в треуголках и с вонью изо рта, отмечает Talking like a pirate day — тот самый день, когда люди начинают хрипеть и изрекать фразы вроде «крейсер мне в зад» в надежде быть похожими на пиратов. Праздник и правда неплохой, поэтому советуем напялить на себя треуголку и белую рубаху на два размера больше. Еще можно перевязать глаз чокером (это такая дамская повязка на шею. Мы не понимаем, для чего она нужна. Видимо, чтобы обозначать уровень заглота и вообще оральное мастерство), напялить кожаный жилет твоего деда, в котором он ковыряется в улее, и весь день хрипеть «Кошки к бою», «Пленных не брать» и «Это Тортуга, мать твою». Для большего погружения в пиратство можно сыграть в великую игру «Корсары» и говорить, что ты не просто Вася Сидоров, а капитан Вася Сидоров. Только учти, весь день тебе нельзя пить пресную воду, — только ром, закусываемый сухарями и высушенной, как бабушкина пятка, соленой треской.

Это единственное, что будет роднить тебя с настоящими морскими волками. Потому что одноглазый бородатый злодей, с саблей и тремя пистолетами на боку, крюком вместо руки, палкой вместо ноги, грязно матерящимся попугаем на плече, трубкой во рту и бутылкой рома в кармане, не имел с настоящим морским разбойником ничего общего. Как и с бравым отважным красавцем в камзоле и с изящно подкрученными усиками, ставшим благородным пиратом поневоле. И сам по себе праздник абсурдный, ведь такие фразы как «черт меня подери» и традиционные песни, вроде пиратской «Пятнадцать человек на сундук мертвеца», были придуманы Робертом Льюисом Стивенсоном для его романа «Остров сокровищ»», опубликованного в 1883 году — через 150 лет после окончания Золотого века пиратства. Практически все стереотипы появились из этой, безумно популярной в свое время книжки.

Настоящие пираты были никем иным, как морским гоп-стопом. Трусливым, циничным, не всегда храбрым; и нападающим, и действующим исподтишка. Причем это не только тропический подонок в треуголке — еще во времена Древнего Рима находились морские мерзавцы, охотившиеся за купцами. Спустя полторы тысячи лет все то же Средиземноморье страдало от Алжирских пиратов.
В пираты ведь чаще всего шли не ради приключений и свободного духа, которых просто не было. Полуголодный быт на корабле, заплывы на сверхдлинные дистанции с палочной дисциплиной и правилами, похожими на зону, — все это меньше всего напоминало о романтике. В морские бандиты шли от большой нужды, мечтая напасть на груженный золотом или колониальными товарами галеон и отхапать себе часть, которую бы хватило на жалкую лачугу. Правда, спустя два месяца плавания о сокровищах не вспоминали, мечтая найти рыбу и прочий провиант. Среди пиратов встречались матросы, которым надоедало положение рабов на военных судах. Либо туда шли те, кому уже терять было нечего, то бишь объявленные вне закона. Но больше всего было пленников, которым служба предлагалась в качестве альтернативы бесславной гибели или рабству.

А рычащий голос — не что иное, как акцент из юго-западной части Англии и в особенности Уэльса. Когда роман экранизировали, актер Роберт Ньютон сыграл пирата, несколько переусердствовав с раскатистым «р». Но черт возьми, это запомнилось, это понравилось, и уже во всех последующих приключенческих фильма сложно было встретить не рычащего, не одноногого, не одноглазого пирата, который бы не закапывал сокровища. Кстати, закапывать было нечего, все расходилось влет. И тем не менее, даже у простого жестокого охотника за сокровищами было чему поучиться. Не зря ведь они создали Пиратский кодекс или Статьи соглашения. Собственные кодексы были написаны Генри Морганом, Джорджем Лаутером, Бартоломео Португальским, Бартоломью Робертсом и другими капитанами. Перед вступлением кодекса в силу каждый член команды должен был его подписать. После этого правила помещались на самое видное место. Но не кодексами поучительно пиратство.

Будь дисциплинирован на рабочем месте

Несмотря на значительную степень личной свободы, в пиратском коллективе не было никакой анархии. Дисциплине, царившей на пиратских кораблях, мог позавидовать любой военный корабль того же британского или испанского флота. Дисциплина на пиратских посудинах была не просто строгой, а очень суровой. Ведь если не держать жадных подонков в узде, они могут дезертировать, свергнуть тебя и вздернуть на рее. К тому же команда была, как правило, слишком пестрой, матросы были разных национальностей и вероисповеданий, но ксенофобии на палубе не было и в помине.

brodude.ru_19.09.2016_lWyXnAqArVfe3
Такого понятия, как драка на корабле, не существовало. В пиратском кодексе было написано: «Для пирата существует лишь одна семья – Пиратское братство. Для пирата существует лишь один дом – пиратский корабль», а в доме драться с членами семьи, коими являлась команда, как-то негоже. На суше — пожалуйста, а вот на корабле ни дуэлей, ни драк не было. Тем, кто ослушивался приказов или нарушал дисциплину, было сложно позавидовать. В лучшем случае им задавали хорошей порки, в худшем — вздергивали на рее.

Для того, чтобы не было даже поводов для драк и ненависти, на корабле были запрещены азартные игры, ведь несложно догадаться, как мог расстроиться отпетый головорез из за проигрыша, и к чему это могло привести.

Будь справедлив

brodude.ru_19.09.2016_Wt3aG8AxGcwAv

Казалось бы, какая может быть справедливость, если речь идет о пиратах и пиратстве? Погоди, не гони лошадей, ведь когда дело касалось справедливого раздела добычи, то никакой суд не мог сравниться с морскими волками.

Как и в любом братстве, все было просто: каждый член команды должен был внести свою лепту в общую добычу, а потом имел право участвовать в ее дележе. В каждом регионе, в каждую эпоху и у каждого капитана были свои доли. А вот ежели кто-то хотел быть богаче остальных и прикарманивал добро, не скинувшись на общак, то следующее, что он мог увидеть — это бескрайние просторы моря с берега необитаемого острова, куда любили ссылать нарушителей порядка.

Если учесть, что справедливость подразумевает под собой мнение команды, то тут уж пиратам не было равных. «По беспределу» нанести вред не мог даже капитан, ведь команда могла взбунтоваться, повесить его на рее, словно автомобильный освежитель, и выбрать другого — на корабле царила демократия. Хотя многие предпочитали терпеть зверства надежного, неизменно приносящего доход капитана, чем каждый раз умерщвлять тирана до тех пор, пока не будет найдена оптимальная кандидатура. Ну и, конечно, многое решали запасы. Эдвард Тич по прозвищу «Черная Борода» писал в судовом журнале: «Ром кончился, наша компания в дьявольском замешательстве. Ведутся разговоры об отделении». Только когда удалось захватить судно с большим запасом ликера, Тич смог записать: «Снова все идет хорошо».

Что еще хотелось бы отметить, так это социальную защищенность морского гоп-стопа. За каждую потерянную конечность выплачивалась определенная сумма. Например, у капитана Джона Гоу за потерю правой руки матросу платили 6 песо или 6 рабов.

Будь дружен с другими

Известный по игре «Корсары. Возвращение легенды» Алекс Эксквемелин, выпустивший книгу «Пирaты Америки», писал:
«Пирaты очень дружны и во всем помогают друг другу. Тому, у кого ничего нет, сразу же выделяется какое-либо имущество, причем с уплатой ждут до тех пор, пока у неимущего не заведутся деньги».

Конечно, делалось это в меркантильных целях, ведь обделенный «пассажир» мог запросто накалять обстановку на корабле. А в тесноте, вечной качке и без женщин можно было легко сойти с ума.

Будь находчивым

brodude.ru_19.09.2016_hLRLO1rXCZDPv

Часто, чтобы выжить или победить, было недостаточно храбрости. В такие моменты необходима была находчивость и изобретательность, особенно когда имеешь дело со вражеским флотом. Поэтому пираты предпочитали быстроходные легкие корабли, сильно превосходящие торговые и военные судна — преимущество в скорости позволяло быстро унести ноги из опасных акваторий. Но были куда более показательные случаи.

Знаменитый Генри Морган — мразь, подлец, живодер и гений, очень любил с большим флотом нападать на испанские поселения, вырезать гарнизон, грабить и насиловать местных жителей, и потом довольным и богатым возвращаться домой. Так случилось и после рейда на городок Мароккайбо. Довольные пираты собирались было возвращаться на ямайскую базу, однако путь в открытое море им блокировали испанские военные корабли. Моргану было предложена возможность убраться восвояси в обмен на пленных и возврат награбленного. Но корсары сами обратились к главарю с требованием послать испанцев к чертям. По приказу Моргана они от трюма до палубы начинили свой самый большой корабль порохом, живописно расставили возле мачт чучела в треуголках и с саблями, вместо пушек приладили раскрашенные чурбаны и пустили это творение навстречу испанцам. Дело было в сумерках, поэтому те усмотрели в смело приближающемся судне желание пойти на абордаж. Когда корабли сблизились, взрыв серы и дегтя осветил море как день. Паника позволила пиратам уже настоящим абордажем взять второй военный корабль испанцев, а третий те, дабы не доставался морским бандитам, затопили сами.

brodude.ru_19.09.2016_xDrIXqugXlCQV
А во время осады Портобелло Морган показал чудеса находчивости, смешанные с крайним цинизмом. У корсаров мучительно не получалось взять городок, гарнизон отбивался слишком храбро и был слишком хорошо вооружен для горстки охотников за удачей. Тогда Морган приказал переловить всех монахинь вокруг и заставил «невест христовых» подавать лестницы для своих солдат во время осады. Набожным испанцам не хотелось убивать несчастных монашек, и живой щит сработал: корсары взяли населенный пункт, устроив традиционный погром.

Собственно, удачливый пират должен быть находчивым во всем: и решетку для копчения из ремней сделать, и отговорку для бунтующей команды найти.

Будь отважным

Все в том же пресловутом кодексе было написано: «Жизнь пирата – непрестанная цепь сражений». «Самые страшные преступления для настоящего пирата – это предательство и трусость». «Пират должен быть всегда готов рисковать своей жизнью». Каждый пират должен быть отчаянным и смелым, трусость в бою карается». Когда твоя работа связана с постоянным риском, ты просто не можешь не быть отважным, иначе придется еще долго болтаться по водным просторам без провизии и средств. К тому же с армией робких трусов сложно брать крепости и форты. Почему у команды оборванных, не очень хорошо экипированных и не обученных живодеров получалось сметать профессиональных солдат? Все из-за отваги, граничащей с безумием и звериной жестокостью.

Будь выносливым

brodude.ru_19.09.2016_gCr1tcQuEN7Eq

Сколько без женщин и крепкой выпивки ты выдержишь в компании несимпатичных мужчин? Неделю? Две? А как насчет пары месяцев? Иногда море играло злую шутку, и пришвартоваться не получалось. Плюс нормальной еды не было — ей негде было храниться. Из рациона: сухари, вяленое мясо, сушеные бобы да горох. Вроде неплохо, если бы не некоторые нюансы. Например, солонину чаще всего продавали омерзительного качества, а вместо мяса продавали просоленные письки, хрящи и кости. Но особенного выбора не было, приходилось бросать подобную прелесть в дефицитную воду, потом матрос разминал мясо ногами, дабы размягчить просоленный до монолита хрящ, и подавал изысканный деликатес друзьям. Но ладно ноги друга — хорошо, если только ноги, и мясо просолено, и в нем нет червей. Увы, они были всегда и везде, даже в коробах с сухарями. Но что поделать, не выковыривать же их. Опять же, сытно и лишний протеин. Поэтому бывалые матросы советовали новичкам есть в темноте, дабы не травмировать себя. Еще одним источником белка были крысы, которые с большим удовольствием ели крупы и галеты, а матросы в свою очередь ели их. Потом ремни. Потом друг друга.

И как в таких условиях жить? Даже нажраться нельзя! Рома было много, но на палубе царил сухой закон, за пьянство можно было лишиться шкуры на спине после активной порки. Ром был драгоценным напитком на все случаи жизни: им обрабатывали раны, им разбавляли неизбежно протухающую тухлую воду (так и появились коктейли). Вот поэтому и нельзя было бухать — все и так в подпитии.

Баб на борт нельзя, ведь всем известно, как смело из за них ссорятся сломленные спермотоксикозом мужчины. Бабы — только на суше, в борделях, семье или в захваченных населенных пунктах, а когда оно все будет — не знал никто. Медицинская помощь не ахти, из-за ужасной еды весь гальюн залит диарейными водопадами, коллектив мудацкий, так еще и в любой момент могут вздернуть — что за жизнь? Жизнь, полная приключений, неженкам тут не продержаться. В пираты идут только настоящие мужчины.

Все ради общего дела

И все эти лишения, все эти мытарства были ради одного — ради общего дела, а именно — заработка. Плюс возможность прославиться, если повезет. Все понимали, что выжить можно только под руководством сильного лидера и при полном выполнении его приказов. И действовать нужно сообща, иначе картахенский патруль или охрана купеческого каравана — они сюсюкаться не будут.