Образ жизни

Антигерой,
который нам так необходим

  • 8669
  • 1
  • Теодор Седин

Так уж случилось, что в нашем поколении напрочь отсутствуют герои. Нынешний мир быстроустаревающих понятий настолько пестрый, что сложно привести единый знаменатель, и потому нет новых Че Гевар и Куртов Кобейнов.

И коли уж всё так плохо, будем творить кумира из антикумира, лепить героя из антигероя. Общество всеми силами пытается нам объяснить, кто хороший, а кто тварь. И получается, что тварь, она же антигерой, в причудливом ореоле косноязычия выглядит весьма героически.

Способность мыслить

Слишком образованный человек никогда не устремится из точки А в точку Б, которой нет и в помине. Он обязательно задумается над тем, какого черта его туда спроваживают и чего от него ждут. По логике вещей, гонимый смрадной былью, взглянув на быт, покрытый слоем гнили, он найдет в себе силы взглянуть туда, куда смотреть не стоит, и начать задавать лишние вопросы. И вопреки всему, включая здравый смысл, он перестанет слушать проклятый телевизор и будет открывать глаза вчерашним подлизам. Он вовсе не чудак — он научился думать, тем опасней он для стада недоумков, ведь он способен снять с их глаз покров безумия.

Как писал Бродский: «Простую мысль, увы, пугает вид извилин». Его извилины — прекрасны и красивы, и в них нашли приют простая логика и умозаключения.

Всегда говорить правду

На языке названных невежд всегда кипит скупая правда. Антигерой не ждет, пока наступит завтра, он внятно говорит то, что не всем понятно, не думая о том, насколько это приятно слышать. Вот и вся суть — рубить правду-матку, а не играть в прятки с реальностью.

Все так привыкли ко лжи, что правда не в почете, а честность — архаизм, давно вышедший из моды.

Поэтому никто не любит правдорубов — они дают понять, что общество болеет, а люди, непохожие на остальных, вызывают нездоровые опасения.

Аллергия на лизоблюдство

Чацкого не любили за его нетерпимость и непохожесть на гнусное сословие. Новое время не изменило ровным счетом ничего, кроме порядка римских цифр в обозначении века. Но Чацкие, которые служить бы рады, но им прислуживаться тошно, носят другие фамилии. Они не любят лизоблюдов и подхалимов, а те, сформировав более плотную группу, ненавидят своих критиканов.

Стоя в уголке, испытывая немыслимый конфуз от увиденного парада подхалимажа, эти люди смотрят на кривляющееся стадо и обиженных людишек, услуживающих друг другу. Достаточно просто говорить людям, кто есть кто, и что во всей этой ситуации криминального, чтобы обернуться новым Печориным.

Четкая позиция

Нам много говорят про гибкость и пластичность живучих крыс — махровых конформистов, что умудряются первыми учуять веяние нового ветра и подстроиться под сложившуюся ситуацию. А ведь как говорят умные люди: лучше иметь сына-террориста, чем стать конформистом.

Недалеко ушли паскуды-нонконформисты. Их идеалы мертвы, а единственной истиной является быть против всего: плохого и хорошего. Но коли уж протест взращен собственным невежеством, то это никакой не протест, а простая глупость.

Можно сменить идеал, можно отрицать устои, но не каждый день, и не ради глупости, как делают антигерои. У них всегда своя четкая и выверенная позиция, которой они придерживаются.

Ненавязчивость

Пей, кури, вступай в беспорядочные половые связи, но будь самим собой. Антигерой может предаваться пороку, но ни в коем случае не станет его навязывать. Сколько бы радости ему не доставляло то или иное увлечение, он не пойдет навязывать его остальным. И наоборот, он не будет под стягом ЗОЖа отбирать пиво и сигареты со своим протеиновым патрулем у тех, кто попался ему на пути. Он не станет бить и бросаться на того, кто скалит зубы в адрес его предпочтений. Он сильно отличается от власти.

Храбрость

В чем разница между радикалом и нашим антигероем? В глазах общества — никакой, поскольку у него есть одно качество, которое заставляет следовать всем вышеперечисленным. Речь, ясное дело, о храбрости. Чрезмерная, самонадеянная храбрость, быть может, и пригодилась бы ему в заветном Лукоморье, где люди добрее, и мир не воспитан кровью, но то всё сказки. А антигерою выпало губить себя и себе подобных.