Вся правда о вьетнамских флешбеках

Теодор Седин
Декабрь 26, 2017
9.5k
0
Культура
в избранное

Никто не любит чертовых гуков. Потому что эти чертовы гуки не умеют нормально воевать! Они повсюду, Джонни.

Мемы про Вьетнамскую войну вновь набирают обороты. Шутить про проклятых комми и запах напалма модно, хотя с окончания войны прошло 45 лет. На культутру ХХ века эта война повлияла чуть меньше, чем Вторая мировая. Во многом шутки про нее живут и здравствуют благодаря трем фильмам: «Апокалипсис сегодня», «Взвод» и «Цельнометаллическая оболочка». Последний породил светлый образ капрала Хартмана. Теперь, попадая в армию, ты ожидаешь увидеть перед собой разъяренного мужика, брызжущего слюной и придумывающего обидные прозвища.

Поговорим о том, откуда пошли мемы про войну, какой след она оставила на культуре и почему этот кот вспоминает бойню под Сайгоном под музыку из фильма «Взвод».

Музыка

Надеюсь, ты знаешь, что отправляться в путешествие по меметичному Вьетнаму нужно исключительно под песню ансамбля Creedence Clearwater Revival «Fortunate Son». Все истории про Вьетнам начинаются с этой песни. Ты приезжаешь в часть на вертолете, располагаешься, разбираешься, что к чему, смотришь на ветеранов, которые провели в этом пекле неделю. А потом попадаешь под обстрел, и уже звучит печальная оркестровая музыка. Откуда такая ассоциация? Благодаря «Форесту Гампу». Именно под эту песню герой отправляется во Вьетнам.

Песня ассоциируется с войной едва ли не меньше, чем фраза «Эти сраные гуки, Джонни…». Неспроста в тексте есть такая фраза:

No Vietnam helicopter scene is complete without this song.

Все оттого, что в годы войны она была невероятно популярна. Поется от лица новобранца. Он рассказывает, что родился не «сыном сенатора» и не «везунчиком», и потому был призван в армию. На написание песни Джона Фогерти натолкнули новости о том, что внук президента США Дэвида Эйзенхауэра женился на Джули Никсон, дочери другого президента США Ричарда Никсона. Автор песни Джон Фогерти был убежден, что никто из этих людей уж точно не будет участвовать в войне во Вьетнаме, поэтому его антивоенная песня получилась от лица человека, который не попал в число счастливчиков, и его забрали воевать во Вьетнаме.


Так уж получилось, что об этой войне было сложено немало славных песен. Так уж совпало, что пик войны совпал со временем зарождения и наибольшего подъема рок-музыки. Оба явления имели колоссальное влияние на развитие американской культуры и очень сильно влияли друг на друга. Музыка была одна и та же, хотя считается, что солдатики в дождливых джунглях слушали Steppenwolf и Creedence Clearwater Revival, а немытые хиппи и мыслящая интеллигенция, закинувшись модными в ту пору «витаминами» под названием «ЛСД», вдохновлялась музыкой, несущей в себе социальную нагрузку (Леннон, Doors, Jefferson Airplane и прочие). На самом деле солдаты, участвовавшие в боевых действиях, слушали антивоенные песни.

Протестная песня в рок-музыке стала модной исключительно благодаря Вьетнаму, и ДДТ тут совершенно ни при чем. Вот такими и были 60-е: война, хиппи, Джим Моррисон показывает член, протестные антивоенные митинги, наркотики, разнузданность и вереница «грузов 200».

Важно понимать, что были песни, посвященные Вьетнаму, как вышеупомянутый везунчик, например, великолепная и малопопулярная «Unknown Soldier», в которой блестяще отразилось настроение эпохи:
Завтрак на столе, газеты прочитаны,
Телевидение, сытые дети, –
Завтрашняя жизнь, жизнь… смерть –
Пуля поражает парня в военной каске…

А были песни, в которых ни слова не сказано про солдат. Однако, как уже было упомянуто в песне Фогерти, в армию шли простые ребята, а не дети сенаторов. Согласно данным опроса журнала Rolling Stone, среди рядового и сержантского состава, проходящих службу во Вьетнаме, большинство военнослужащих предпочитали слушать рок и психоделические его направления, 30% наслаждались ритм-энд-блюзом, 10% — кантри, 5% не изменяли классике, а 10% слушали фолк. Поэтому большинство песен, которые мы тесно связываем со Вьетнамом, отражают настроение, но не описывают войну.

These Boots Are Made for Walkin – Нэнси Синатра

Негласный гимн солдат, олицетворяющий бесконечные расстояния, которые они прошли в своих берцах. Поэтому она звучит в «Цельнометаллической оболочке» Кубрика. Но если послушать текст песни и посмотреть, как сытая блондинка виляет задом в клипе, то станет понятно, что там не про берцы, а про сапожки, и вообще про любовь.

Дочь Синатры была меньше всего похожа на человека, который пойдет протестовать против войны, ровно до того момента, как не побывала во Вьетнаме сама. Изголодавшиеся по европейского типа женщинам солдаты радостно встретили певицу, раскрасили к ее приезду грузовик розовым цветом, носили гостью на руках. Тур длился три недели и полностью изменил жизнь Нэнси. С тех пор она поддерживает ветеранов, участвует в антивоенных акциях, была награждена медалью Heart of a Patriot Award за свою неоценимую помощь.

«White Rabbit» – Jefferson Airplane

«Белый кролик» вообще не про войну. В песне используются образы из сказок Льюиса Кэролла, и должна ассоциироваться она в первую очередь с веществами и ЛСД-трипами. Но нашлись умники, которые отыскали в песне глубокий символизм, связанный с войной. Строчка «One pill makes you larger And one pill makes you smaller» («Одна таблетка делает тебя больше, другая – меньше») рассматривается как выбор между протестом и поддержкой войны. Текст о шахматных фигурах на доске воспринимается как отсылка к военным, которые беспрекословно выполняют приказы. «Позови Алису, я думаю, она знает: когда логика и пропорция сгинули к мертвецам…» – здесь речь о жертвах военных действий. Лирика настолько притянута за уши, но факт остается фактом – песня была архипопулярна не только среди протестующих, но и в джунглях. В конце концов, кто мы такие, чтобы рассуждать о песне, явно написанной под веществами?

«Purple Haze» – Джимми Хендрикс

Название песни стало сленгом для обозначения фиолетовой дымовой гранты M-18, которой обозначались места для посадки вертолетов. Есть мнение, что песня о любимой закуске маэстро – наркотиках, и Джимми описал в ней свое знакомство с ЛСД. Практически «Синий туман» Вячеслава Добрынина. Сам Хендрикс, естественно, эту версию отвергал, но однозначный ответ о смысле песни так и не предоставил. То он говорил, что вдохновился сном, в котором от обволакивающей пурпурной дымки его спас Иисус, то рассказывал, что песня написана под впечатлением от встречи с восхитительной девушкой.

Хотя, у Хендрикса есть антивоенная песня «Machine Gun», в которой он попытался инструментально передать атмосферу на поле боя. Человек, который мог с помощью гитары воспроизводить звуки, похожие на человеческую речь, без труда реконструировал гул вертолетов, пулеметных очередей, грохот сбрасываемых бомб. Текст написан от лица солдата, и несет в себе откровенный антивоенный протест. Поэтому Джимми так любили в окопах.

Кстати, он сам мог оказаться во Вьетнаме. В отличие от Моррисона, у него не было влиятельного папы-адмирала, и после того, как он попался на угоне автомобиля, адвокат заменил 2 года тюрьмы на 2 года службы в 101-й воздушно-десантной дивизии США. По преданию, Джим сломал лодыжку и был комиссован.

«Paint it Black» – The Rolling Stones

Конечно же «Paint it Black», куда ж без нее! Многие ветераны вспоминают, что она отражала царившие в их рядах настроения. Песня написана от лица человека, пребывающего в депрессивном состоянии — его раздражают яркие цвета, он хочет окрасить все вокруг черным. Но если бы не Кубрик со своей «Цельнометаллической оболочкой», она бы не укоренилась в умах как аллегория эмоциональной и физической смерти людей, превращенных в машины для убийств. Вспоминая рядового Кучу, убеждаешься в этом еще сильнее.

«Surfin’ Bird» – The Trashman

До того, как ассоциироваться с Питером Гриффином, эта известная песня нервно-паралитического действия была символом Вьетнамской войны и поколения 60-х в целом. До этого группа The Trashmen была никому не интересна, пока в 1963-м не соединила в себе песни групп The Rivingtons «The Bird’s the Word» и «Papa-Oom-Mow-Mow», изменив ритм и поиздевавшись над вокалом.

Сама по себе песня несет в себе не больше смысла, чем «Хара мамбуру» группы «Ногу свело», однако молодежи понравилось, и она звучала всю середину 60-х как в джунглях, так и в благоустроенных американских квартирах. А потом все тот же Кубрик в своей «Цельнометаллической оболочке» вставил в каноничный момент, когда после перестрелки с вьетнамцами к американцам прилетела съемочная группа делать записи для хроники.

«The End» – The Doors

Композиция из дебютного альбома группы как нельзя лучше соотносится с темой бессмысленного убийства, поднятой в фильме «Апокалипсис сегодня». Она содержит так называемую Эдипову часть, в которой убийца расправляется с собственными родителями. В фильме песня звучит два раза — в самом начале и во время эпизода с убийством Куртца. Зато есть бонус – в фильме можно отчетливо разобрать нецензурные выкрики, которые были тщательно завуалированы в первоначальной альбомной версии песни.

«Полет валькирий» – Рихард Вагнер

Почему композиция из великой оперы стала так популярна? Почему, заслышав ее, хочется встать за миниган и обстрелять деревню? Потому что так делали в фильме «Апокалипсис сегодня». И это одна из самых узнаваемых сцен мирового кинематографа. Все величие и триумф гениальной музыки воплотились в кровавом месиве.

Кстати, стороне жениха тоже есть чем похвастаться. Как известно, СССР активно поддерживал своих младших коммунистических братьев, в том числе и в бою, что породило анекдот «Ну-ка, узкоглазый, от штурвала отодвинься, ща мы их уделаем», намекающий на то, что Союз нерушимый помогал не только техникой. Так появилась легенда про вьетнамского летчика Ли Си Цина, который, променяв сор риса на управление советским «МиГом», начал неожиданно ловко сбивать американские самолеты.

Официально во вьетнамской войне 1965—1973 советские летчики не принимали непосредственного участия в воздушных боях. Но все прекрасно все понимают. Вообще, летчик появился еще в 40-х, когда СССР помогал китайцам в борьбе с японцами. Развитие получил во время Корейской войны (в которой СССР тоже не принимал участия официально), и укоренился во время Вьетнамской. Война в наших пламенных советских сердцах отозвалась дворовой песней «Фантом», которую в свое время исполняли Летов и Чиж, и несколькими не совсем приличными анекдотами.

Летчики Ли Си Цын и Си Ни Цын отвечают на вопрос корреспондента, какие трудности им приходилось преодолевать, воюя в Корее:
— Особенно трудно было во время воздушного боя щурить глаза, да еще одной рукой оттягивать брови к вискам!
— Смешной советский анекдот —

Мемы

Джонни, это был просто ад, а не перестрелка! Нашего сержанта ранили, мы оттащили его в окоп и перевязали там же. — Ребята, передайте моей матери… — начал сержант Лейнисон. — Ты сам ей все передашь, чертов камикадзе!
— Типичный отрывок из типичной истории —

«Запах напалма по утрам»

Почему каждый настоящий вояка должен начинать свое утро не с кофе, а с дозы напалма? Почему вместо одеколона он предпочитает бензиновый аромат? Откуда взялся мем про запах напалма по утрам? Все благодаря Фрэнсису Форду Копполе и драме «Апокалипсис сегодня». В одном из эпизодов фильма о Вьетнамской войне персонаж Билл Килгор признается, что обожает «запах напалма по утрам», который пахнет для него победой.

Напалм, сынок. Этот запах ни с чем не спутаешь. Люблю запах напалма по утрам. Знаешь, как-то раз мы двенадцать часов кряду бомбили высоту. Когда все было кончено, я туда поднялся. Мы не нашли там никого, ни единого узкоглазого трупа. А вот запах, знаешь, такой бензиновый аромат. Вся высота пропахла… победой.

Разные версии фразы появлялись в «Спауне» и «Докторе Хаусе». А ведь напалм – очень страшная штука. По сути это бензин, смешанный с солями алюминия, нафтеновой и пальмитиновой кислот, горит получше магния, создавая температуру выше 2 000 градусов. Им выжигали заросли, выкуривали партизан из леса, ну и просто мирное население, которому тоже доставалось.

А еще напалм стал поводом для самых знаменитых вьетнамских фотографий – тех самых, с вьетнамскими детьми. На самой известной из них изображена 9-летняя девочка Ким Фук, которую спасли фотографы. В общем-то все у нее сложилось хорошо: выросла, вышла замуж, укатила на коммунистическую Кубу. Позже вместе с мужем сбежали в Канаду, где нынче и живут где-то у Онтарио и дают интервью за большие деньги.

Любой, кто бежит, – это вьетконговец. Любой, кто стоит, – дисциплинированный вьетконговец.


А кто такие эти вьетконговцы? Те самые бравые партизаны, которые устраивали американским солдатам все горячо любимые ими аттракционы на уничтожение. «Национальный фронт освобождения Южного Вьетнама», или сокращенно «Вьетконг» (сокращенно от «вьетнам конг шан» — вьетнамский коммунист) – одна из главных сил, которая действовала в Южном Вьетнаме. На минуточку напомним, что когда-то Индокитай был французской колонией. После того, как французы провели неудачную войну, в 1954 году Вьетнам был разделен на две части: Северный, руководимый коммунистической партией Лао-Донг, и Южный Вьетнам, в котором активно насаждалась демократия. Собственно, коммунистическое подполье Южного Вьетнама, променявшее агитки и свой вариант газеты «Искра» на винтовки, и стало теми самыми вьетконговцами, которые активнее других портили нервы проклятым янки.

Янки, гоу хоум!
Эта фраза появилась еще во время гражданской войны в той самой Америке. Но кричали ее везде, даже во время высадки в Нормандии. Как говорится, незваный гость хуже гребаных янки, валите к себе домой!
 
«Чарли»
Чарли – это Вьет Конг. Вьет Конг – это Чарли. Результат американской военной шифровки, в которой каждая буква соответствовала имени. Самое распространенное – Victor Charlie. Потому что эти гуки, Джонни, эти проклятые гуки везде!

Комми

Комми есть не что иное, как коммунист на американском жаргоне. Радоваться нечему, потому что все мы немного комми.

Мать твою, Джонни, эти сукины сыны научились прятаться даже в сигаретах.

Гук – это все без исключения «проклятые узкоглазые свиньи» (с): и те, что умели держать винтовку в руках, и даже те, кто всю жизнь занимался сельским хозяйством и толком не знал, кто такой Хо Ши Мин.

В этом слове буквально было сосредоточено все презрение, которое только могли испытывать американцы, потому что гук – буквально — «вязкая дорожная грязь», переносно — «болван». Ближайший русский аналог — «чурка».

А прятались гуки очень искусно. Труднопроходимые леса с жуткой влажностью, жаркой фауной не добавляли радости, были отличной маскировкой для плохо вооруженных партизан. Вьетнамцы были дома, а американцы – в гостях. Многочисленные ловушки только усугубляли положение. Повсюду были растяжки, замаскированная яма с бамбуковыми кольями (которые, кстати, вьетнамцы смазывали дерьмом, дабы инфекция гарантированно попадала в солдата).


Еще был «Вьетнамский сувенир» – прикрытая листьями ямка с вращающимися металлическими штырями, попадая в которую, солдат гарантированно лишался ноги.

Многочисленные дверные ловушки кажутся детским лепетом по сравнению с бамбуковой гранатой. При разрыве такого боеприпаса туша бравого морпеха начинялась тысячами грязных бамбуковых опилок, а так как все это добро вытащить было нереально, начинался процесс воспаления и гниения. Можно было выжить, но жить становилось неприятно.

С прячущимися в листве вьетнамцами еще можно было справиться. Для этого леса поливали дефолиантами, которые надолго изуродовали фауну страны. Но гуки на то и гуки, что прятались в самых неожиданных местах. Самым неожиданным из которых были легендарные подземные города. Многокилометровая система тоннелей, в которых партизаны прятались от янки. Хитрые гуки обстреливали американские патрули из специально оборудованных стрелковых ячеек и сразу же драпали в нору. Многоуровневый подземный город имел свои медпункты, оружейные мастерские и даже комнаты для партийных собраний.

Вьетнамские флешбеки

Серия видео и фото появилась под впечатлением от многочисленных фотографий, на которых растерянные и изможденные вьетнамские солдаты смотрят куда-то в пустоту. У журналистов на войне было раздолье. Так как власти особо не афишировали войну, фотографировать и писать можно было про что угодно. Поэтому так много душещипательных фото.

А потом кто-то додумался вставить музыку из фильма «Апокалипсис сегодня» в видео с котиками. Главная музыкальная тема «Адажио для струнного оркестра» сопровождает многие моменты в фильме, что добавляет трагичности в образ военных людей, или отдаляет зрителя от осознания ужасов войны.